УДК 09.00.13

К ВОПРОСУ О ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ КАТЕГОРИИ «АБСОЛЮТНОЕ»

Ярченко Дмитрий Русланович
Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина
аспирант кафедры философской антропологии, ассистент кафедры истории философии и философии образования

Аннотация
В статье анализируются особенности философско-антропологического знания. Автор выявляет методологическую специфику данной дисциплины. Новизна работы состоит в обнаружении и анализе трех форм отношения человека к абсолютному, которые реализуются через такие «константные» измерения индивидуального существования, как воля, разум и ситуация. Цель и результаты исследования заключаются в обосновании идеи необходимости категории «абсолютного» в рамках философской антропологии.

Ключевые слова: абсолютное, воля, качественно-субстанциальная абсолютность, количественно-процессуальная абсолютность, разум, ситуация, сущность человека, философская антропология


TO A QUESTION OF PHILOSOPHICAL-ANTHROPOLOGICAL INTERPRETATION OF THE CATEGORY «ABSOLUTE»

Yarchenko Dmitry Ruslanovich
Ural federal university named after the first President of Russia B.N. Yeltsin
post-graduate student of the faculty of philosophical anthropology, assistant of the faculty of history of philosophy and philosophy of education

Abstract
In article features of philosophical-anthropological knowledge are analyzed. The author reveals methodological specifics of this discipline. Novelty of work consists in detection and the analysis of three forms of the attitude of the human to absolute which are realized through such «constant» dimensions of individual existence as will, mind and situation. Objective and results of research consists in justification of idea of indispensability of a category «absolute» within the limits of philosophical anthropology.

Keywords: absolute, Dasein- absoluteness, Dasein-абсолютность, essence of the human, mind, philosophical anthropology, qualitative-substantive absoluteness, quantitative-procedural absoluteness, situation, will


Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Ярченко Д.Р. К вопросу о философско-антропологической интерпретации категории «абсолютное» // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/01/5818 (дата обращения: 26.03.2019).

Мы гордо раздвинем пределы Земли…

К.Д. Бальмонт [1, с. 30]

«Самые разнообразные и едва ли сопоставимые между собой усилия назывались философской антропологией» [2, с. 152], – именно этой фразой выдающегося мыслителя двадцатого столетия Арнольда Гелена мы хотели бы начать свое исследование. Поскольку она позволяет акцентировать внимание на чрезвычайной сложности данного дисциплинарного предмета. Общеизвестно, что издревле человек является для себя наиболее значимым объектом когнитивного интереса. История мирового цивилизационного развития убедительно демонстрирует, что ни одна сфера культуры не обходится без обращения к своему центральному элементу – личности.

Более того: на фоне подобных сентенций родилась гипотеза, нашедшая некоторые подтверждения в рамках ряда этнографических концепций прошлого века. Ее суть сводится к утверждению принципиальной антропоморфности всяческих видов нашей активности, обретающих собственное выражение в окультуренном пространстве. Язык, искусство, религия… выступают, согласно описываемой точке зрения, способами самопонимания индивида, попытками проецировать различные качества своего существования в тематическую область того или иного типа практического, мыслительного отношения к наличной действительности. Чем и объясняется историческая возможность, глубокая востребованность и даже необходимость антропологии в широком значении (как любой идейной интенции, предполагающей отыскание в конкретном феномене человеческого смысла, личностного компонента).

Но лишь в 1920-е годы реализуется проект философской антропологии. Неудивительно, что на это ушло столько времени. Помимо сложности предмета, тому есть немало причин. Колоссальное количество спекулятивного и эмпирического материала, данных, накопленных за тысячелетия интенсивного поиска в русле многообразных мифологических, научных религиозных и иных традиций; трудности самоанализа (изучение всякой онтологической структуры изнутри нее имеет совокупность формально-методологических, содержательных ограничений) и т.д.. Перечисленными обстоятельствами детерминирован тот факт, что и сегодня в академическом сообществе отсутствует всецело распространенное ясное понимание природы и специфики данной сферы исследовательской деятельности.

Безусловно, рассматриваемая теоретико-концептуальная область любомудрия характеризуется массой семантических аспектов. В пределах презентуемого текста нас будет интересовать только один из них: связь философской антропологии с категорией «абсолютное». Поскольку именно последнее понятие и подразумеваемая им реальность являются, как будет показано далее, необходимыми для достижения базовой цели этой дисциплины – обнаружения сущности человека.

Однако, прежде чем обращаться к основному для данной статьи вопросу, требуется выявить, в чем все-таки заключается особенность философско-антропологического способа рассмотрения определенного объекта. И здесь сразу хотелось бы заметить, что, руководствуясь задачей достижения максимальной смысловой прозрачности когнитивно-интерпретативной работы, впоследствии мы будем использовать словосочетание «философская антропология» в значении, которое указано для него трудами трех авторов-классиков упомянутого исследовательского течения, зародившегося на исходе первой четверти XX столетия – Макса Шелера, Хельмута Плесснера, Арнольда  Гелена. Дело в том, что имеющийся в виду подход, представляющий целостную литературную традицию с единой методологией, категориальным аппаратом, общим пониманием предмета концептуальных сентенций, прошел опытную и логико-аргументативную естественнонаучную, а также гуманитарную апробацию интеллектуальной историей дальнейшего становления западной цивилизации и закрепился в качестве устоявшейся самобытной мировоззренческой системы. То есть, обращаясь к нему, мы строгим образом задаем концептуальные границы идентификации онтологического поля предстоящего анализа. Конституируя тем самым возможность и четкие правила организации критического дискурса на избранную тему.

Чрезвычайной сложностью предмета философской антропологии определяется то обстоятельство, что описание ее проблематики реализуется зачастую с применением около- или даже вненаучных терминов. Нередко исследователи вынуждены прибегать к помощи метафорики. И неудивительно: работа с предельными – метафизическими – вопросами (к числу каковых, без сомнения, относится и сущность человека) требует максимального напряжения духовно-интеллектуальной способности, нахождения на границе языковых возможностей. 

Однако, с нашей точки зрения, несмотря на это, методологическая эффективность и строгость рассматриваемой области любомудрия наличествует и обеспечивается, помимо перечисленных, двумя факторами: 1. Ориентацией на актуализацию собственной системы понятий в рамках европейской философской традиции. Благодаря чему у мыслителя появляется возможность задать ясные дискурсивные границы своей аналитической деятельности. И здесь наиболее значимыми фигурами являются Ф.Ницше и представители немецкой «классики» – Г.В.Ф. Гегель, Ф.В. Шеллинг, И.Г. Фихте, И.Кант. М. Шелер неслучайно описывает мир как структурирующийся двумя онтологическими началами: «Идееобразующим бесконечным духом, разумом» и «иррациональным порывом — некой динамической, богатой фантазией мощью» [3].

2. Использованием феноменологического подхода к изучению объектов реальности. Особенно данная черта организации исследовательской когниции характерна для автора «Положение человека в космосе». Тем более что он являлся учеником Э.Гуссерля. И хотя феноменология имеет множество тематико-стилистических направлений и коннотативных расшифровок в рамках сочинений различных мыслителей, общий смысл репрезентируемой ей формы познавательно-понимающего мироотношения выразил сам отец-основатель указанной теоретической дисциплины в небезызвестном «принципе всех принципов». Последний гласит: ни одно суждение не должно приниматься до тех пор, пока относительно него не достигнута абсолютная достоверность. Подобное руководство и нацелено на обеспечение строгости философско-антропологических сентенций. И в этом смысле, безусловно, феноменологический характер носят также работы Плесснера и Гелена в рассматриваемой тематической сфере, несмотря на заявление первого из них о том, что его «априорная теория органического, кажется, более сродна диалектике, чем феноменологии» [4, с. 112].

Итак, возвращаясь к попытке зафиксировать специфику интересующей нас исследовательской позиции, заметим: данная дисциплина, изначально позиционирующая себя в качестве фундаментальной, логически и исторически «начинается» с интереса к одной из центральных проблем, связанных с личностью. Речь идет о дихотомии души и тела. С древнейших времен этот вопрос изучался множеством интеллектуалов. Пожалуй, наиболее радикальную постановку он обрел в идее психофизического дуализма Р.Декарта. А к XX столетию заявила о себе настойчивая необходимость переосмыслить его с учетом новейших достижений научного знания и любомудрия. Данную задачу и взяла на себя философская антропология.

В чем же состоит оригинальность описываемого подхода? Прежде всего, в стремлении синтезировать метафизику с естествознанием и на базе подобного концептуального решения сформировать глубоко обоснованное, тщательно верифицированное разнообразным исследовательским материалом философское представление о человеческой природе. И осуществляется эта теоретическая интенция, по нашему убеждению, посредством особого метода, который можно было бы поименовать, заимствуя экзистенциалистскую терминологию, «просветлением» (К.Ясперс) сущности личности. Использование автором презентуемой статьи именно такого характеристического вербального образования мотивируется тем обстоятельством, что оно семантически сопряжено (в значении, которое присваивается ему философией существования) с идеей целостности, крайне важной для адекватного понимания уже непосредственно философско-антропологического – то есть, субстанциалистского – взгляда на человека. Но чтобы более точным и полным образом проанализировать роль данной позиции в процессе выявления сущности индивидуума, необходимо рассмотреть ключевой вопрос нашего текста, отраженный в его заглавии.

Традиционно принято считать, что отличительной антропологической чертой, служащей своего рода маркером уникальности каждого субъекта на фоне иных бытийных форм, выступает рациональная способность. Рефлексивное умение противопоставления себя окружающей действительности не свойственно животным, растениям и неорганической природе. Однако почему-то при этом зачастую не указывается, за счет каких онтологических качественных параметров разум столь явно выделяет личность в отношении к остальному мирозданию. Дело в том, что уже на протяжении достаточно длительного времени в биологии, биоантропологии, этологии ведутся исследования, направленные на обнаружение – преимущественно у высших млекопитающих – некоторых проявлений интеллекта. Но общим содержательным местом подавляющей части подобных научных работ становится признание принципиальной разницы между данными феноменами и человеческим рацио.

Благодаря чему же из раза в раз ученые и философы приходят к аналогичным выводам? Поскольку суждение об особом месте антропоса в космосе продуцируется в рамках истории мировой культуры столь часто и имеет в большинстве случаев такой радикальный характер, по всей вероятности, для этого имеется соответственно фундаментальная, не применимая ни к каким другим элементам реальности причина. Надо полагать, ей является то, что условно можно поименовать проабсолютистской интенциональностью разума.

Как известно, понятие «абсолют» переводится с латыни, прежде всего, в значении «независимый ни от чего». Рефлексия же и представляет собой самосознание – форму мысли, противопоставляющую ее носителя некоторой действительности. Причем, в идейно-содержательном пространстве такого интеллектуального акта данное теоретическое образование идентифицирует себя в качестве сущего, материально, структурно, стилистически и семантически не детерминированного внешней реальностью. Иначе говоря, всякая рациональная структура «позиционирует» (актуально или потенциально, то есть, предполагает подобную возможность) себя обладающей необходимым и достаточным свойством абсолютного – самобытностью, аутентичностью, автономностью.

Однако личность, будучи некой бытийной наличностью, не редуцируется исключительно к разумной активности. Каким же образом органически синтезировать обладающую чертами устремленности к внерелятивному рациональную способность и неустранимую из пространства человеческого существования телесность? Для ответа на поставленный вопрос требуется первоначально аналитически установить базовые онтологические качества указанного материально-физического измерения индивидуальной жизни.

Если обратиться непосредственно к опыту концептуальных разработок в рамках уже упомянутого исследовательского проекта, зародившегося в 20-е г.г. прошлого века, нужно отметить: трое его авторов в данном аспекте выстраивания собственных когнитивных установок отдают традиционную для современной немецкой культуры дань уважения идеям Фридриха Ницше. Наиболее ясно эта особенность конструирования своих теоретических изысканий просматривается в трудах Макса Шелера. Что проявляется не только в высказывании: «Совокупности всех возможностей движения и изменения… служат в конечном счете только нашей воле к господству над реальным» [3]. Но также выдающийся мыслитель замечает, что личность, помимо духовной составляющей своего присутствия в мире, «как инстинктивное и живое существо равноизначально коренится также – в аналогичном смысле – и в божественном порыве «природы»… [3]. Из контекста умозаключений автора сочинения «Философское мировоззрение» недвусмысленно следует, что под терминологическими определениями «живого», «порыва», «инстинктивного» имеется в виду пласт реальности, напрямую коррелирующий с соматической областью существования антропоса.

А мы, отталкиваясь от представленных тезисных положений в их генетической взаимосвязи с принципами учения Ницше, попытаемся посредством феноменологического метода установить (по аналогии с разумом) атрибутивные признаки телесной организации индивида. Во-первых, несомненно, что тело являет собой совокупность потребностей. Причем, речь идет об эмпирических нуждах, воплощаемых в чувствах голода, чрезмерного холода или тепла, невымещенной агрессии, сексуальной энергии… Описанные сенсуалистические переживания выступают желаниями, которые на философском языке (и, в частности, в трудах автора произведения «По ту сторону добра и зла») номинативно объединяются термином «воля».

Во-вторых, из повседневного опыта мы знаем, что подобным интенциям нельзя задать какое-то строгое количественное измерение. Они обладают характером своеобразной «неисчерпаемости». В собственном феноменальном пространстве идентифицируются в качестве потенциально «беспредельных». Именно отсюда происходит типичное для соматических стремлений ощущение неконтролируемости, полной или частичной, происходящих процессов. Голод, жажда, переживание экстремальных температур всегда сопряжены с очевидным или косвенным образом возникающим страхом за то, что эти желания не будут удовлетворены. А в своем радикальном выражении рассматриваемые влечения превращаются в практически «абсолютные императивы». К примеру, в таких пограничных ситуациях, как война, голод иногда выступает причиной совершения поступков (поедание детей и т.п.), табуируемых в данной культурной системе.

Но – в то же время – представленные физиологические желания, выступая зачастую весьма эффективными факторами влияния на окружающий и внутренний миры личности, в полной мере соответствуют онтологическим свойствам ницшеанской воли. У великого мыслителя читаем: «Прежде всего нечто живое хочет проявлять силу – сама жизнь есть воля к власти…» [5, с. 70]. Как воля, согласно выдающемуся интеллектуалу, не имеет разумной границы, так и соматические интенции, обладая актуальным пределом насыщения, потенциально в процессе собственного отправления выражаются в виде стремления захвата, поглощения, о-своения (пищевого, сексуального и т.д.) всей наличной реальности. Испытывающий жажду индивид никогда не может точно сказать, сколько он выпьет жидкости для полного удовлетворения своей потребности.

Итак, подведем промежуточные итоги. Психофизическое единство человека не столь антиномично, как это может показаться на первый взгляд и утверждается многими исследователями, например, Декартом. Прежде всего, нам удалось обнаружить, что антропологическая рефлексивная активность воспроизводит онтологические черты абсолютного в указанном выше смысле (в качестве некой самостийности, аутентичности). Однако биофизическая оболочка индивидуума также характеризуется ориентацией на некоторую безотносительность. И здесь речь идет о втором – пусть и менее распространенном в сфере мировой культуры – значении понятия «абсолют». Под последним имеется в виду теперь тотальная полнота бытия, интерпретированная в виде совокупности всего сущего. Тело, испытывая набор известных потребностей, безотчетно для себя стремится к внерелятивности описанного типа. Не имея четких ограничений в спецификациях собственных волевых интенций, оно посредством них желает обладать – в перспективе – неограниченным бытием.

И хотя принято полагать, что в данном свойстве человек и представители животного мира весьма схожи, все-таки необходимо отметить определенную особенность психосоматической взаимосвязи антропоса. Если вписанность других организмов в структуру природных отношений задает сравнительно предсказуемый контекст их физиологической активности, то в применении к каждому из нас подобное утверждение менее оправдано. Дело в том, что характер и форма удовлетворения телесных нужд личности способны претерпевать основательные изменения под воздействием духовных и душевных интересов. В результате происходит образование ненормативных, даже патологических явлений. К примеру, австрийский этолог К.Лоренц убедительно демонстрирует в знаменитом сочинении «Агрессия (так называемое зло)» [6], что широко распространенный в современном обществе запрет на агрессию, насилие имеет своим парадоксальным следствием военные конфликты и растущий уровень преступности. Исходя из тех же соображений, З.Фрейд разработал свою концепцию «недовольства культурой» [7].

Но, возвращаясь к вопросу о коррелятивной связи между психеей и сомой человека, стоит сказать, что, как нам удалось показать, здесь мы имеем дело с двумя «абсолютностями». Первую из них, относящуюся к рациональной области жизни индивидуума, можно примерно поименовать «качественно-субстанциальной (статической) абсолютностью». Вторую, сопряженную с волей, – «количественно-процессуальной (динамической) абсолютностью». Понимая всю условность подобных категориальных формулировок, отметим их уместность в силу нескольких обстоятельств: 1. Само понятие абсолюта в рамках даже европейской культуры слишком сложно и полисемантично, чтобы его употреблять без дополнительных концептуальных пояснений. 2. Задействованные неологические понятия подчеркивают два центральных (что было продемонстрировано) смысла этого термина в его применении к разуму и телесности личности.

Особо хотелось бы акцентировать внимание на следующем: в обоих случаях категориальная характеристика «абсолютного» используется в значении потенциальности. То есть, речь идет не о наличной внерелятивности, а исключительно аналогическом сходстве или интенции к ней. По крайней мере, методологический принцип феноменологической очевидности свидетельствует лишь о перспективной, а не актуальной, стороне вопроса.  

Однако описанное отношение обоих пластов человеческой наличности в мире к абсолютному в различных его смыслах выступает лишь косвенным основанием для органической связи между первыми двумя онтологическими образованиями. В реальном процессе существования их единство воплощается в бытийном пространстве ситуации. Поскольку именно последняя обеспечивает одновременность явленности тела и духовно-рациональной способности антропоса. И здесь синтезирующей «структурой» становится то, что мы опять-таки весьма условно предлагаем называть «Dasein-абсолютностью». Представленное словосочетание может показаться несколько оксюмороничным, поскольку первая его часть генетически происходит из экзистенциальной философии, традиция которой, согласно широко распространенному мнению, скорее противопоставляет указанные понятия. Предмет первого – феноменальной природы, второго же – ноуменальной. Но, в действительности, более глубокий анализ показывает, что данная неологическая терминологическая конструкция имеет право на использование. Вот одно из многочисленных замечаний на эту тему у родоначальника немецкого экзистенциализма К.Ясперса: «…поскольку я во времени безусловно действую, безусловно люблю, во времени есть вечность» [8, с. 38].

Правда, стоит оговориться: и в данном случае мы ведем речь (по указанным выше методологическим причинам) лишь об интенции к безотносительному, которая в рамках философии существования именуется трансцендированием. Хотя, в то же время, именно такой тип отношения человека с абсолютным максимально приближен по своим онтологическим параметрам к последнему. Потому что ситуация – в первую очередь, пограничная, предполагающая нахождение индивида на грани жизни и смерти, физической или духовно-экзистенциальной, – с предельно доступной для личности степенью возможности объединяет исторический и субстанциальный (как он дан, с другой стороны, через призму временного) аспекты при-сут-ствия (дословно: нахождения при сущности) антропоса в мире, связывая экзистенцию и трансценденцию. В этом состоит позиция философии существования, подтверждения чему в большом количестве можно найти у Н.А. Бердяева, Л.И. Шестова, М.Хайдеггера, М.Бубера…, и в вышеприведенной цитате из Ясперса.

Следовательно, – благодаря Dasein-абсолютности – здесь и сейчас реализуется целостность и самодостаточность антропоса, которая на протяжении цивилизационной истории неоднократно отмечалась различными мыслителями, а Шелером именуется микрокосмичностью. Более того, возвращаясь к упомянутому в начале статьи концепту «просветления», теперь не вызывает сомнений, что именно в феноменологическом полеDasein-абсолютности последнее становится возможным в применении к человеческой сущности. Именно пограничная ситуация, преломляя такие «константные» составляющие индивидуального существования, как тело (воля) и душа (онтологическое «место» репрезентации духовной рациональной способности) в их совместном синтетическом отношении к внерелятивному, позволяет поставить вопрос о субстанциальном базисе жизни каждого из нас.

Итак, по результатам проведенной в презентуемом тексте логико-аргументативной когнитивно-понимающей работы нам удалось установить, что категория «абсолютное» в ее различных семантических трактовках является неотъемлемым элементом философско-антропологического исследования.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Бальмонт К.Д. Мертвые корабли // Бальмонт К.Д. Стихотворения. М., 2009. С. 29–31.
  2. Гелен А. О систематике антропологии // Проблема человека в западной философии. М., 1988. С. 152–201.
  3. Шелер М. Философское мировоззрение. URL: http://anthropology.rinet.ru/old/library/sheler2.htm (дата обращения: 09.12.2013).
  4. Плесснер Х. Ступени органического и человек. Введение в философскую антропологию // Проблема человека в западной философии. М., 1988. С. 96–151.
  5. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // По ту сторону добра и зла; Казус Вагнер; Антихрист; EcceHomo: Сборник. Минск, 1997. С. 55–257.
  6. Лоренц К. Агрессия (так называемое зло). URL: http://lib.ru/PSIHO/LORENC/agressiya.txt (дата обращения: 13.12.2013).
  7. Фрейд З. Недовольство культурой. URL:  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Freid/ned_kult.php (дата обращения: 13.12.2013).
  8. Ясперс К. Введение в философию // Ясперс К. Философия. Книга первая. Философское ориентирование в мире. М., 2012. С. 22–81.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Ярченко Дмитрий Русланович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация