УДК 316

СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ОРГАНИЗАЦИИ ВОЕННОЙ НАУКИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННЫХ НАУЧНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Карлова Екатерина Николаевна1, Артемьев Алексей Анатольевич2
1Военный учебно-научный центр ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (г. Воронеж), кандидат социологических наук, научный сотрудник научно-исследовательского центра (образовательных и информационных технологий)
2Военный учебно-научный центр ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (г. Воронеж), слушатель

Аннотация
В статье рассматриваются социальные аспекты организации военной науки и деятельности военных научных организаций.

Ключевые слова: военная наука, военные научные организации


SOCIAL ASPECTS OF MILITARY SCIENCE AND MILITARY RESEARCH ORGANIZATIONS MANAGEMENT

Karlova Ekaterina Nikolaevna1, Artemev Aleksey Anatolevich2
1Military Training and Research Center «Air Force Academy named after Professor N.E. Zhukovsky and Y.A. Gagarin» (Voronezh), PhD in Sociology, Researcher of Research Centre (educational and information technologies)
2Military Training and Research Center «Air Force Academy named after Professor N.E. Zhukovsky and Y.A. Gagarin» (Voronezh), student

Abstract
This article is about social aspects of military science and military research organizations management.

Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Карлова Е.Н., Артемьев А.А. Социальные аспекты организации военной науки и деятельности военных научных организаций // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/01/5595 (дата обращения: 27.03.2019).

Военная мощь современных армий основана на высокотехнологичных разработках, научно-технический прогресс в самых разных областях, начиная от появления новых образцов вооружений и военной техники и заканчивая информационно-коммуникационными технологиями, привёл к качественному изменению характера вооружённой борьбы. Задачей современного этапа развития Вооруженных Сил является модернизация оборонно-промышленного комплекса, технологический прорыв в сфере наукоемкого вооружения и военной техники [1]. Рассуждая о будущем военной науки, нельзя забывать о социальной составляющей, ведь авторами прорывных идей, многократных экспериментов и испытаний являются ученые, для работы которых созданы специальные условия: экономические, материально-технические, образовательные, информационные. Таким образом, принципы организации военной науки и социальное положение военнослужащих-ученых становится критическим фактором в развитии современных военных технологий и научных исследований.

Актуальными проблемами для социальных наук в данной области являются кадровый потенциал военных научных организаций, конфликт габитусов военнослужащего и ученого, устойчивость научных школ в условиях военной реформы, военно-гражданское сотрудничество в области науки, мотивация и стимулирование научного труда, степень востребованности военно-научных результатов. Данное направление исследований представляется чрезвычайно плодотворным, поскольку аналогичных эмпирических исследований в открытом доступе практически нет, а тематика особенно важна и актуальна в современных условиях.

В изложении социальных проблем военной науки необходимо четко выделить и ограничить объект, предмет  и эмпирическую базу исследования. Учитывая тот факт, что социальный институт военной науки слабо исследован, целесообразно начать с проведения case study научных подразделений, наиболее доступных для авторов исследования, то есть подразделений ВУНЦ ВВС «ВВА». Объектом исследования выступают научные коллективы и отдельные ученые-военнослужащие, предметом – социальные аспекты их военно-научной деятельности. Принимая во внимание сложность и многогранность социального института науки, необходимо опираться на данные различных источников: социологических опросов военных ученых, экспертных интервью, данные статистики. На момент публикации полевой этап социологического исследования еще не был завешен, поэтому мы не можем в полной мере опираться на данные статистики, однако некоторые количественные показатели уже правомерно использовать.

Исследование показало нормальное распределение оценок использования своего научного потенциала военнослужащими-учеными, более половины опрошенных офицеров задействуют от 50 до 80 процентов своих возможностей, среднее, мода и медиана составляют по 50%. Среди препятствий к более полной научной самореализации офицеры чаще всего указывают необходимость исполнять другие служебные обязанности, в числе которых проведение учебных занятий, несение службы в наряде, командирская подготовка и другие виды воинской деятельности. Опрошенные в рамках исследования преподаватели и научные сотрудники вообще идентифицируют себя в первую очередь с социальной группой офицеров, а не ученых: индекс идентичности с группой офицеров составляет 0,79, в то время как индекс идентичности с учеными – 0,54, с преподавателями – 0,55[1]. Обеспеченными, успешными в материальном плане людьми, респонденты чувствуют себя редко – индекс идентичности с этой группой измеряется отрицательной величиной – 0,19. В ходе экспертных интервью выяснилось, что офицеры ориентированы скорее на преподавательскую карьеру, как более престижную и лучше оплачиваемую по сравнению с научно-исследовательской. Возможно, преподавание дает больше удовлетворения от работы, поскольку, по словам одного из информантов исследования, «видишь результат – благодарных курсантов, высококлассных специалистов и патриотов, которых воспитал. В отличие от этого, наука не всегда оправдывает ожидания, поскольку увидеть плоды своего научного труда, реализованные на практике, удается далеко не всем».

Самым значимым для офицеров признаком успешности в науке является официальное подтверждение своей профессиональной состоятельности – получение ученой степени и ученого звания. На втором месте – признание научных заслуг в отечественном профессиональном сообществе, а также стабильное положение на должности. В то же время такие существенные для современной науки показатели как индекс цитирования, признание научных заслуг на международном уровне, формирование научной школы, – имеют второстепенное значение для респондентов. Вероятно, это связано с большей трудоемкостью достижения подобных результатов. Статус руководителя также не является желанным для большинства офицеров, наиболее предпочтительной формой научной работы 47% опрошенных называют работу в соавторстве с небольшой группой, каждый четвертый предпочитает работать индивидуально над личным проектом, а каждый пятый – в качестве исполнителя научной работы под чьим-то руководством. На ближайшую перспективу (от одного года до трех лет) чаще всего офицеры называют следующие  мероприятия в научной карьере:

  • повышение в должности;
  • написание монографии, учебника;
  • повышение научной квалификации.

Общее состояние современной военной науки офицеры в большинстве случаев описывают как кризисное или застойное (Рисунок 1). Следует отметить, что подобные пессимистические оценки свойственны не только военным: аналогичное распределение наблюдается в оценках состояния отечественной науки гражданскими учеными [2].

Рисунок 1 – Оценка состояния науки военными и гражданскими учеными (в % от числа опрошенных)

Среди причин кризисного положения в науке респонденты указывают, прежде всего, внешние факторы: негативные результаты военных реформ, бюрократические препоны, недостаток квалифицированных кадров. Результаты реформы системы  военного образования и науки офицеры оценивают практически единодушно как отрицательные, и всего 7 процентов респондентов считают, что в итоге реформы состояние военной науки улучшилось.

По результатам экспертных интервью с ведущими учеными и руководителями научно-исследовательских подразделений были сформулированы некоторые социальные проблемы военных научных организаций.

Первая группа проблем касается кадрового обеспечения научной деятельности. В настоящий момент перед военной наукой стоит задача модернизации и генерирования прорывных идей в области национальной обороны. Недавно создана специальная Система перспективных военных исследований и разработок Министерства Обороны (СПВИР), целью которой является обеспечение военно-технического превосходства России, проведение инновационных исследований, создание банка идей, инноваций и перспективных технологий и разработок[2]. В то же время, специалистов, например, в области робототехники, кибернетики, информационных технологий, – не готовят в военных вузах. Студенты военных кафедр гражданских вузов, которые могли бы обладать необходимым базовым образованием, после выпуска зачисляются в запас. Работа в военно-научных организациях на должностях гражданского персонала не интересна для молодых ученых по причине крайне низкого уровня оплаты труда. Ситуация усложняется тем, что необходимо создавать привлекательные условия для специалистов, которые вынуждены менять место жительства для работы в военно-научной организации. Средний возраст ученых из числа гражданского персонала, который в настоящее время трудится на должностях преподавателей и научных сотрудников, составляет пятьдесят лет и более, и многие, по словам экспертов, прошли пик своей научной активности и не готовы полноценно овладеть современными технологиями для осуществления модернизации военной науки.

Подобрать на научные должности офицеров несколько проще, чем гражданских, поскольку это более мобильная социальная группа с достойной оплатой труда и гарантированным социальным обеспечением. Однако, и в подборе офицерских научных кадров существуют некоторые препятствия. Например, имеющему богатый практический опыт офицеру, который мог бы внести свой вклад в развитие военной теории и решение прикладных задач, сложно занять должность научного сотрудника, не имея ученой степени. Кроме того, ученую степень доктора наук, получают, как правило, в возрасте 40-50 лет, таким образом, остается всего несколько лет до предельного возраста пребывания на военной службе, и офицера либо увольняют, либо предлагают гражданскую должность с низкой зарплатой.

Дополнительные кадровые проблемы возникли в ходе ликвидации, объединения и передислокации военных учебных и научных учреждений. Как и любое социальное потрясение, военная реформа открыла каналы социальной мобильности, несколько обновив состав военных ученых и преподавателей.  С одной стороны, произошел отток военных специалистов: не все преподаватели и ученые, особенно из столичного региона, продолжили службу в Воронеже, по новому месту дислокации академии. Налаженный быт семьи, необходимость приспосабливаться к новым служебным условиям, возможность в скором времени получить жилье, обида за разрушение «родных» учебных заведений, – заставили многих офицеров уволиться из армии или найти более привлекательные места службы. В то же время, открылись возможности карьерного роста талантливых специалистов из войск и продвижения тех офицеров-ученых, которые остались в системе.

Создание крупного военного учебно-научного центра на начальных этапах сопровождается внутригрупповой идентификацией и даже внутригрупповым фаворитизмом представителей разных научных школ, соединенных вместе в результате военной реформы. Образуются референтные группы «москвичей», «тамбовчан», «иркутчан», «ставропольцев» и т.д. Наиболее прочная идентичность членов наблюдается в группах, обладающих особой уникальностью, историей, мощным научным потенциалом, например в НИИ радиоэлектронной борьбы, на факультетах бывшего института радиоэлектроники, в подразделениях, занимающихся проблемами лётной и боевой подготовки. Члены таких групп позиционируют себя как носители более сложного, серьезного знания, имеющего критическое значение для науки, развития военной авиации и в целом обороноспособности государства. Подобный внутригрупповой фаворитизм, несмотря на нотки разочарования из-за потери самостоятельности, играет положительную роль в сохранении научных традиций, оригинальности подхода и стиля, целостности научной школы.

Важной функцией самоорганизации научного сообщества и воспроизводства кадров является подготовка новых членов и контроль их профессионального поведения. В этой сфере воронежский опыт можно считать успешным, поскольку каждое научное подразделение и кафедра занимаются научной работой с курсантами. В созданной системе практически каждый курсант может и должен попробовать свои силы в науке, а талантам не приходится самим себе пробивать дорогу, их научная активность всячески поощряется.

Особого внимания заслуживает вторая группа проблем военной науки – организационно-техническая, связанная с развитием исследовательской инфраструктуры. Эксперты часто называют отсутствие локальной компьютерной сети в академии существенной помехой научной и административной коммуникации. Единое информационное пространство научных подразделений академии позволило бы быстрее и эффективнее обмениваться данными, использовать возможности общих электронных библиотечных ресурсов и контролировать выполнение научных проектов. Формирование электронной базы данных библиотечных фондов и оцифровка учебной и научной литературы по специальным военным дисциплинам также представляются необходимым условием совершения инновационного прорыва. Пока этот процесс не завершен, но необходимые шаги к его реализации делаются. Существуют и такие технические сложности, например, всеобщий доступ к сети интернет, решить которые невозможно из-за особого режима секретности военно-научных учреждений. Большинство организационно-технических проблем относится, скорее всего, к разряду временных «болезней роста», связанных с динамичным увеличением штатной численности пореформенной академии, за которым материальная база и инфраструктура не успевают расти.

Весьма сложным аспектом деятельности военно-научных организаций можно считать оценку эффективности военной науки. Распространенный в настоящее время показатель публикационной активности (индекс цитирования) не в полной мере можно применить к военной науке, которая по понятным причинам традиционно является закрытой сферой, но от этого не менее продуктивной, чем гражданские сектора. Профессиональная этика военнослужащих, которая выражается в подчеркнутом патриотизме, верности присяге и государственной идеологии, также накладывает ограничения на содержание публикаций, особенно в области военно-гуманитарного знания. Опубликовать статью о проблемах российской армии в ведущем иностранном журнале решится не каждый офицер-ученый. Еще одним естественным ограничителем является зависимость военной науки от государственного заказа на научные исследования в области обороны: финансирование исследований и испытаний проводится по тем направлениям, которые заказчик в лице органов военного управления считает необходимыми. Востребованность научных результатов, полученных военными учеными, также зависит не только от качества научного продукта, но и от содержания государственной программы вооружений.

Завершая краткий анализ социальных аспектов деятельности военных научных организаций, можно сделать вывод о наличии общих с гражданской наукой проблем, которые дополняются военной спецификой:

  • ученые-военнослужащие ориентированы на военную карьеру; исполнение общих обязанностей военной службы для них имеет не меньшее значение, чем достижение успехов на научном поприще;
  • старение гражданских научных кадров, непривлекательные условия труда для гражданского персонала, отсутствие систематичного привлечения на военную службу выпускников военных кафедр гражданских вузов и отсутствие инновационных направлений подготовки курсантов, – создают круг кадровых проблем военных научных организаций;
  • предстоит дальнейшее развитие научной инфраструктуры крупных учебно-научных учреждений с соблюдением условий режима секретности;
  • существенное влияние на состав и функционирование военных научных организаций оказала военная реформа, итоги которой можно будет окончательно подвести спустя какое-то время;
  • соблюдение режима секретности и профессиональной этики не позволяет оценивать эффективность работы военных ученых по аналогии с гражданскими.

[1] Индекс рассчитывался по формуле: q=a*1+b*0,5-c*0,5-d*1, где а – доля респондентов, часто ощущающих общность интересов и ценностей с предложенной социальной группой, b – доля ощущающих общность время от времени, с – доля ощущающих общность редко, d – доля никогда не ощущающих общность.

[2] Министерство обороны

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Путин В.В. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета – Федеральный выпуск, 2012. – № 5708.
  2. Перспективы взаимодействия производства и науки.        Выпуск шестой: Кадровый         потенциал  российской         науки: структура, карьерный рост,         миграция / Ф.Э. Шереги, М.Н. Стриханов, В.И. Савинков. (Научное издание). – М.,  2012. – С. 117.
  3. Материалы сайта Министерства обороны. Web-ресурс:


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Артемьев Алексей Анатольевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация