УДК 167

ГУМАНИТАРИСТИКА И ЕЕ ПАРАДИГМЫ

Афанасьев Александр Иванович
Одесский национальный политехнический университет
доцент кафедры философии и методологии науки

Аннотация
В статье обосновывается возможность парадигм гуманитарного знания. Выделяются специфические особенности парадигм гуманитаристики, сравниваются парадигмы естественных и гуманитарных наук. Вопреки куновской идее вытеснения парадигм, утверждается возможность их сосуществования.

Ключевые слова: гуманитаристика, естествознание, наука, парадигма, сосуществование парадигм, теория


HUMANITARISTICS AND ITS PARADIGM

Afanasyev Alexander Ivanovich
Odessa National Polytechnic University
professor of philosophy and methodology of science

Abstract
In the article an opportunity of paradigms of human knowledge is grounded. The specific features of the paradigms of humanitaristics are highlighted, paradigms of natural sciences and humanities are compared. Contrary to Kuhn's idea of paradigm's exclusion, it is argued the possibility of their coexistence.

Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Афанасьев А.И. Гуманитаристика и ее парадигмы // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/06/3353 (дата обращения: 28.05.2017).

Понятие парадигмы, предложенное Т. Куном [1] приобрело огромную популярность. Несмотря на неопределенность, о чем свидетельствует порядка тридцати его значений, обнаруженных исследователями в работах Т.Куна, оно довольно четко фиксирует набор убеждений, ценностей, норм, методов и средств, принятых научным сообществом. Сам Т. Кун относил к типичной парадигме не только классическую ньютоновскую механику, но и аристотелевскую динамику, и птолемеевскую астрономию, к которым термин «наука» применим лишь с известными оговорками. Уже это дает основания использовать понятие парадигмы за пределами естествознания и даже за пределами науки, например в теологии, которую, между прочим, порой зачисляют в разряд гуманитарного знания. Скажем, томистская идея гармонии веры и разума и формула Тертуллиана «верую, ибо абсурдно» могут рассматриваться как две противоположные парадигмы. Повсеместное распространение термина «парадигма» обусловило многочисленные исследования парадигмальных феноменов и поставило вопрос о создании теории парадигмы [2, с.146-155]. Если такая задача действительно актуальна, она не может быть решена без уяснения особенностей парадигм в сфере гуманитарного знания.

В гуманитаристике следует выделять парадигмы двух родов: во-первых, парадигмы самой творческой деятельности в искусстве, литературе и вообще в культуре, которые иногда называют гуманитарными парадигмами, и, во-вторых, парадигмы исследовательской деятельности об этом мире культуры, т.е. парадигмы гуманитарных наук. Из-за этого, в частности, могут не совпадать по смыслу и назначению гуманитарные парадигмы и парадигмы гуманитарных наук.

Специфика гуманитарного знания иногда служит основанием для отрицания парадигм в некоторых гуманитарных науках, например в исторических. «Их особенность в том, что они плохо поддаются теоретизации. Некоторые авторы полагают, что задача построения теории в них вообще не решаема вследствие их многофакторности, гибридности, нелинейности. Для них нужны факты, опыт, интуиция, воображение, но не парадигмы… Причем это не недостаток, а онтологическое свойство этих наук» [3, с.8].

Действительно, исторические науки – это науки иного типа, сравнительно с естественнонаучными. Отсюда не следует, что вся работа в исторических науках сводится к эмпирии, хотя эмпирический материал там занимает решающее место, что предопределяет особые принципы, методы исследования, особые требования, оценки и т.д. Эту особенность не следует переносить на все гуманитарные науки, многие из которых имеют не только развитый теоретический уровень, но и развитые теории, явный, ярко выраженный парадигмальный характер исследования и т.п. черты естественнонаучного знания. Однако вообще обойтись без парадигм историческое знание не может. Не останавливаясь на детальном анализе роли теорий в историческом знании, отметим, что, во-первых, парадигмы не сводятся к теориям, а включают в себя социокультурные компоненты, во-вторых, теориями и парадигмами в исторических науках часто выступают философские, религиозные, психологические, социальные и иные концепции. Например, после возникновения марксизма главным в исторических дисциплинах стало изучение социальной и экономической истории, в то время как до середины XIX века историки изучали в основном политическую, событийную сторону истории. Марксистская парадигма так повлияла на смену ведущих тем исследования, что к концу XX века в историческом знании безличные силы и процессы вытеснили реального участника и творца  истории – человека. Парадигмальным требованием было изучение либо общественного бытия и масс, например классов, либо мыслителей, героев, выдающихся личностей. Причем, марксисты занимались преимущественно социально-экономической историей и историей классовой борьбы, а немарксисты изучали коллективное сознание и ментальные установки [4, с.62]. Современная парадигма исторического познания требует, чтобы «вся область человеческих настроений, верований, убеждений, ценностей, нравственных суждений была включена в структуру исторических объяснений… Поэтому своеобразной установкой, а не красочным дополнением, является социально-историческая психология» [4, с.63-64].

Многие исследователи истории самых разных направлений осознали не только парадигмальность исторической науки, но и специфику исторических и других парадигм гуманитарной сферы. «Мы уже не чувствуем своим долгом навязывать всем объектам познания единообразную интеллектуальную модель, заимствованную из наук о природе, ибо даже там этот шаблон уже не может быть применен вполне. Мы еще не слишком хорошо знаем, чем станут в будущем науки о человеке. Но мы знаем: для того, чтобы существовать — продолжая, конечно, подчиняться основным законам разума,— им не придется отказываться от своей оригинальности или ее стыдиться» [5, c.14].

Рассматривая естественнонаучные парадигмы, легко заметить, как они определяют индивидуальное творчество ученых. Примерами могут служить парадигмы классической механики, квантовой механики и др. Не случайно парадигмы связывают с соответствующими научными сообществами, группирующимися вокруг определенных парадигм. Поэтому, даже зная имена основоположников, мы не рискнем назвать их парадигмы индивидуальными. Ньютоновская или птолемеевская парадигмы не предполагают, что их разрабатывали и ими пользовались исключительно Ньютон и Птолемей. В искусстве и литературе дело обстоит так же и в то же время иначе. С одной стороны, там тоже обнаруживаются школы и направления, группирующиеся вокруг основных идей, методов, лидеров. Здесь напрашивается аналогия с естественнонаучными парадигмами и научными сообществами. Можно упомянуть немецких романтиков, парадигма которых предполагала, что в сознании художника рационально оформленная идея реализуется в соответствующем поэтическом или живописном образе. Показательным является деятельность русских символистов, у которых при всем их своеобразии, отсутствии единого стиля и единой концепции, все же четко просматривается общее парадигмальное основание творчества – стремление выражаться аллегориями и символами: «мысль изреченная есть ложь». Но, с другой стороны, огромное значение приобретают индивидуальные парадигмы, которые не всегда четко фиксируются самими их носителями, а тем более читателями или зрителями. Обнаружение подобных парадигм учеными-гуманитариями сродни естественнонаучному открытию. Ю. Лотман показывает, как выработанная А. С. Пушкиным парадигма историко-культурного процесса определяла его творческие замыслы и их воплощение в стихах и прозе [6, с.293-299]. При этом сам Лотман принадлежал к Тартуско-московской семиотической школе как научному сообществу со своей исследовательской парадигмой. Существенно, однако, что как парадигмы творческой работы литераторов, так и парадигмы ученых, исследователей их творчества, не являются столь общезначимыми как в естествознании.

В гуманитарном познании нередко приходится иметь дело с парадигмой в парадигме, своеобразной парадигмой-матрешкой. Действительно, деятельность людей основывается на некоторой парадигме. Объяснение, даваемое исследователями-современниками или летописцами, основывается на другой парадигме, определяющей их понимание событий своего времени, в частности, поведенческой или творческой парадигмы. Исследователь более позднего периода, исходя из парадигмы своего времени, должен учитывать обе предыдущие парадигмы, встраивая их как матрешки в свое объяснение. Игнорирование этой особенности приводит к серьезным ошибкам и искажениям, особенно в историческом познании, например, когда поведению людей прошлого приписываются мысли и чувства, свойственные не им, а современным людям. Последнее часто имеет место в исторических романах и кинофильмах, но встречается и в научных текстах.

Парадигмы, работающие в философии, социологии, культурологии, истории, литературоведении и других областях гуманитарного знания воспроизводят специфику последнего. Оно, во-первых, задевает не только научные, но и сословные, классовые, национальные интересы, что обеспечивает государственную, идеологическую или иную поддержку соответствующих парадигм. Во-вторых, гуманитарные теории  носят более сложный, многогранный, комплексный характер по сравнению с естественнонаучными, что обусловливает наличие множества парадигм. В-третьих, принципиально невозможно в одной теории охватить все разнообразие культурной жизни, поэтому парадигма, в рамках которой изучается практическая или культурная деятельность, не может быть одна. В-четвертых, гуманитарные теории не так логически строги, как естественнонаучные и часто включают в себя философские идеи. Причем философский компонент выступает не просто предпосылочным знанием, как в естествознании, но часто является содержательным, а то и определяющим все теоретическое построение. Так строятся многие литературоведческие теории. В исторических науках парадигмально-теоретическую роль выполняют различные концепции философии истории. В-пятых, объект гуманитарного, в особенности социогуманитарного, знания довольно быстро меняется, и смена теорий и, соответственно, парадигм должна поспевать за ним. В-шестых, исследовательская деятельность в гуманитаристике часто ориентируется в первую очередь на оригинальность, новизну, обнаружение белых пятен, которые подсказывает не «работающая», известная, теория, а новая идея, взятая нередко из иной дисциплины, чаще всего из философии. Поэтому установка на творческую оригинальность преобладает над фундаментальностью разработки конкретного вопроса. Напротив, исследовательская деятельность в естествознании чаще всего ориентируется, особенно, в период «нормальной науки», на образцы успешного решения проблем и сами проблемы обычно обнаруживаются и формулируются в рамках соответствующих парадигм. Поэтому из теории, выступающей парадигмой, стараются «выжать» все возможное, а иные, оригинальные подходы не приветствуются, ибо выглядят поспешными, поверхностными или не вполне «грамотными». Этот фактор создает впечатление большей основательности, фундаментальности работы ученого-естественника. Такой фундаментальностью отличались физики Л.И. Мандельштам, Л.Д. Ландау, И.Е. Тамм [7, с.19], Э.Ферми. Ферми, например, обладая и оригинальностью, и чутьем нового, весьма критично относился к стремлению некоторых физиков найти нечто сверхновое, не исчерпав всех возможностей в рамках существующих представлений. Именно его фундаментальность требовала взять от теории максимум, прежде чем перейти к новой [8, с.43].

Таким образом, в функциональном отношении парадигмы гуманитарных наук хотя и работают аналогично естественнонаучным, но обнаруживают и специфические особенности. В содержательном отношении разница между ними более ощутима:

– в то время как естественнонаучную парадигму определяет господствующая теория, парадигму гуманитарной науки определяет некоторая философская концепция;

– в то время как естественнонаучная парадигма объединяет научное сообщество, нередко даже специалистов разных дисциплин, парадигма гуманитарной науки, скорее разделяет его на два и более сообществ даже в рамках одной дисциплины;

– в то время как в естественнонаучной парадигме ценностные установки либо отсутствуют, либо выходят на задний план, в парадигмах гуманитарных наук они чаще всего являются определяющими;

– в то время как естественнонаучная парадигма продуцирует образцы успешного решения проблем и формулирует сами проблемы, парадигма гуманитарной науки, скорее провоцирует проблемы, требующие иных парадигм.

Либо надо признать, что гуманитарные науки переживают непрекращающийся период революционной науки, либо констатировать структурное (и функциональное) своеобразие гуманитарных парадигм.

Смену парадигм в естествознании часто ассоциируют с прогрессом в научных исследованиях: более поздняя парадигма, дескать, является более совершенной. В качестве примера приводят обычно релятивистскую механику, обладающую лучшими объяснительными возможностями по сравнению с ньютоновской парадигмой. Тем самым пытаются спасти идею единства мира и, соответственно, науки, в частности, в смысле совместимости законов макро- и микромира. По-видимому, это лишь дань классическому образцу естествознания. Постнеклассическая наука допускает сосуществование различных миров и соответствующих парадигм, а тем более применение последних в различных познавательных ситуациях. Недалек от истины был П. Фейерабенд, показывавший, что эволюция науки связана с умножением альтернативных теорий. Поэтому прогресс, как в практической, так и в познавательной деятельности, следует усматривать скорее в увеличении разнообразия парадигм, а не в вытеснении лучшими худших. Кроме того, смена гуманитарных парадигм не всегда означает прогресс в познании. Она может быть реакцией на изменение  социально-культурного мира. Поэтому более поздние парадигмы не обязательно оказываются лучшими, так как давая эффект понимания новых условий,  могут не объяснять прежних исторических периодов. И тут принцип соответствия вряд ли спасает ситуацию, скорее срабатывает принцип дополнительности. Объяснительные установки или модели, работающие в одни исторические периоды нельзя автоматически переносить на другие. Например, понимание объекта собственности как способа извлечения прибыли и роста благосостояния, характерное для Европы XIXв., не подходит для античности или средневековья. В этом плане является совершенно неверным критическое отношение к древним, закапывавших сокровища в землю или топивших их в болоте, вместо того, чтобы пустить их «в дело». Ведь тогда личная вещь как бы несла частицу своего хозяина, его достоинства и недостатки. Сокровища нередко закапывали не столько «на потом», сколько для того, чтобы вместе с ними не достались другим качества их обладателя. Описанная в русской литературе расточительная жизнь дворян, осуждаемая в рамках предпринимательской парадигмы, была способом дворянского существования, вытекающим из дворянского мировоззрения и мироощущения. Предпринимательская парадигма соотносит такую жизнь с ленью, косностью и не в состоянии объяснить дворянского патриотизма, героизма, государственного подхода. Очевидно, что названные парадигмы должны сосуществовать и применяться в соответствующих случаях. Сосуществование парадигм, особенно гуманитарных, позволяет заключить, что борьба и вытеснение парадигм не так широко распространены, как полагал Кун, поскольку парадигмы, в основном, имеют собственные культурные и познавательные ниши.


Библиографический список
  1. Кун Т. Структура научных революций. М., 1977.
  2. Савостьянова М. «Белые пятна» теории парадигм // Філософські пошуки, вип. XXVII. Львів-Одеса, 2008.
  3. Фролов В.Т. О науке геологии. Статья 2. Геологические теории // Вестник Моск. ун-та. Серия 4. Геология. 2001, № 1.
  4. Гуревич А. Я. Историческая наука и историческая антропология // Вопр. филос. 1988, №1.
  5. Блок М. Апология истории, или ремесло историка. М., 1986.
  6. Лотман Ю. М. Замысел стихотворения о последнем дне Помпеи // Лотман ЮМ. Пушкин: Статьи и исследования. СПб., 1999.
  7. Гинзбург В. Л. Новые физические законы в астрономии // Вопросы философии. 1972, № 11.
  8. Понтекорво Б.М., Покровский В. Н. Энрико Ферми в воспоминаниях учеников и друзей. М., 1972.


Все статьи автора «Afanasyev»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: