УДК 94(47).081.4

ПАШИ́ ЖИВУТ В КУРСКЕ ЗА ХЕРСОНСКИМИ ВОРОТАМИ, В МАЛЕНЬКОМ ДОМИКЕ

Познахирев Виталий Витальевич
Смольный институт Российской академии образования
Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и социально-политических дисциплин

Аннотация
В статье представлены некоторые факты, связанные с интернированием в г. Курск в ходе Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. двух пленных турецких генералов. Автор освещает условия их расквартирования и порядок обеспечения, приводит текст благодарственного письма, направленного генералами накануне своего возвращения на родину, на имя Командующего войсками Харьковского военного округа.

Ключевые слова: генералы, Курск, паши́, русско-турецкая война, турецкие военнопленные, Харьковский военный округ


PASHAS LIVE IN KURSK FOR KHERSON GATE, IN A SMALL HOUSE

Poznakhirev Vitaly Vitaliyovych
Smolny Institute Russian Academy of Education
Candidate of Historical Sciences, associate professor Department of History and the social and political disciplines

Abstract
The article presents some facts connected with internment inKurskduring the Russian-Turkish war of 1877-1878 two captured Turkish generals. The author highlights the conditions of their cantonment and ensure the order, is the text of a letter of thanks written by the generals on the eve of his return to his homeland, to the commander of the Kharkov Military District.

Keywords: Generals, Kharkov Military District, Pashas, the Russian-Turkish war, Turkish prisoners of war


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Познахирев В.В. Паши́ живут в Курске за Херсонскими воротами, в маленьком домике // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/03/2483 (дата обращения: 29.09.2017).

Многочисленные русско-турецкие войны XVIII – XIX вв. неизменно сопровождались пленением и последующим интернированием во внутренние регионы России не только солдат и офицеров противника, но и представителей его генералитета (пашей). При этом к выбору населенных пунктов для расквартирования последних российские власти, по вполне понятным причинам, всегда подходили особенно тщательно.

В пользу сказанного говорит уже тот факт, что на протяжении двух названных столетий перечень таких пунктов оставался невелик и практически неизменен. Тем примечательнее выглядит то, что помимо «обеих столиц», а также Калуги, Костромы, Новгорода, Орла и некоторых других городов, данный перечень включал в себя и Курск. Так, на исходе 1791 г. по высочайшему повелению сюда был переведен из Харькова один из наиболее высокопоставленных пленников русско-турецкой войны 1787–1791 гг. – мухафиз (градоначальник) Измаила трехбунчужный Мехмет-паша. В этой связи Орловский и Курский генерал-губернатор 29 сентября 1791 г. потребовал от Правителя Курского наместничества С.Д. Бурнашева отвести паше и его свите в Курске «пристойные и удобные квартиры» и «определить для надлежащего за ними надзирания из чинов городской полиции людей исправных, трезвых и надежных» [1].

Как можно понять из сохранившихся документов, мухафиз и 33 человека, составлявших его свиту, были доставлены в Курск не позднее 1 октября 1791 г. и покинули город в начале следующего года, вскоре по заключению Ясского мирного договора.

Спустя почти столетие – 22 декабря 1877 г., т.е. в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 гг., – в Курск прибыли «на жительство» уже сразу два представителя турецкого генералитета. Это были плененные при взятии Плевны командир 1-й гвардейской дивизии генерал-лейтенант Адиль-паша и командир 2-й пехотной дивизии генерал-майор Ариф-паша [2].

К сожалению, о пребывании этих людей в городе сохранилось крайне мало сведений. На исходе января 1878 г. их посетил корреспондент столичной газеты «Голос», указавший в своей заметке, что «паши живут в Курске за Херсонскими воротами, в маленьком домике. Они занимают две комнаты. Внутреннюю обстановку трудно было бы назвать изящной: стол, стул, кровать, вот и вся обстановка первой комнаты; на кровати великолепная тигровая шкура; в изголовьях две мутаки (подушки турецкого изделия)».

Паши продемонстрировали гостю свои мундиры, только что пошитые в Курске, «любовались золотым шитьем, сделанным какой-то еврейкой, хвалились добротностью сукна и дешевизной его. Пуговицы на мундирах были с турецким гербом, – заметил корреспондент, – но ряд маленьких пуговок, вдоль рукавов, около девяти на каждом, были с двуглавым орлом!» К последнему факту турки, судя по всему, отнеслись с юмором: «Это нам на память, в знак отличия за почетный плен в России!» [3].

Улица Дзержинского в г. Курске. Предположительное местонахождение дома, в котором в 1877-1878 гг. жили пленные турецкие генералы. 2012 г. Фото Елены Викторовны Сергеевой.

Здесь необходимо заметить, что в 1877–1878 гг. все паши получали в плену денежное содержание в размере оклада по воинскому званию и ½ «квартирных» генерал-майора русской армии. В зависимости от региона это составляло примерно 115–120 руб. в месяц. Некоторые турецкие военачальники находили такую сумму для себя недостаточной, тем более что пошив мундира всегда считался в России одним из наиболее «дорогих удовольствий», на которое в рассматриваемое время могло уйти до 60 руб. и более. Однако, судя потому, что Адиль-паша и Ариф-паша позволили себе подобное «удовольствие» сразу же по прибытию в Курск, свое материальное положение они вряд ли оценивали как бедственное.

Оба генерала находились в городе вплоть до конца войны и начала репатриации. Как следует из донесений Курского губернского воинского начальника, Адиль-паша покинул Курск 18 августа, а Ариф-паша – не позднее 6 сентября 1878 г. [4]

Еще до отъезда на родину оба направили Командующему войсками Харьковского военного округа благодарственное письмо, в котором, в частности, писали: «Во все время пребывания нашего в качестве военнопленных в Курске, мы пользовались полным вниманием как со стороны высших начальников, так и со стороны непосредственно назначенных для надзора за нами офицеров. Благодаря великодушию нашего Победителя, мы, офицеры и нижние чины, не нуждались ни в чем. Офицеры всегда своевременно получая жалование, имели возможность экипироваться; нижние чины, размещенные по казармам и прекрасно обмундированные, получали отличную пищу и даже белый хлеб, что несомненно благоприятно отразилось на сохранении их здоровья. Проникнутые чувством глубокой благодарности к русскому начальству, мы имели честь заявить об этом лично в бытность вашего высокопревосходительства в Курске, и теперь, покидая Россию, не можем удержаться, чтобы не повторить письменно, от имени всех пленных, нашу благодарность всем нашим начальникам и в особенности капитану Некрашевичу, под непосредственным надзором которого мы находились, за ту доброту и попечения, которые столь много облегчили тяжелые дни нашего плена» [5].

 

Печатается с сокращениями. Полностью статья опубликована в научно-историческом журнале «Курский край». № 1–2 (134–135). – Курск: Изд. Курск. обл. краевед. об-ва, 2012. – С. 29–31.


Библиографический список
  1. Государственный архив Курской области (ГАКО). Ф. 26. Оп. 1. Д. 131. Л. 364, 370.
  2. Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 400. Оп. 3. Д. 2058. Л. 224–225.
  3. Голос. 1878. 2 февр. С. 3.
  4. ГАКО. Ф. 157. Оп. 1. Д. 125. Л. 362.
  5. Курские губернские ведомости. 1878. 29 сент. Часть неофиц. С. 3.


Все статьи автора «Познахирев Виталий Витальевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: