ПАНОВА А.Б. ЛЮБОВЬ. КРИЗИС ПОНЯТИЯ


ПАНОВА А.Б. ЛЮБОВЬ. КРИЗИС ПОНЯТИЯ


Рубрика: Социология, Философия

Библиографическая ссылка на статью:
// Гуманитарные научные исследования. 2012. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/10/1778 (дата обращения: 28.09.2017).

Влечение души порождает дружбу,

Влечение разума – уважение.

Влечение тела – желание.

Соединение трех влечений порождает любовь.

                                                                                                          («Ветви персика»).

 

Из книг, которые мы читаем с самого детства, каждый человек составляет своё представление о любви, но в общем, мы представляем что-то одинаковое. Любовь – это отношения между мужчиной и женщиной, основанное на уважении, чувстве влечения, которое делает человека сильнее, глубже, великодушнее. Ради любви люди готовы на подвиги, они готовы на борьбу и даже смерть. Увы, однажды люди закрывают книги и выходят в большой мир, где первоначальные понятия искажаются, теряют свою значимость и в итоге – погибают. Так произошло и с любовью – её стало слишком много и, как следствие, она обесценилась.

Сегодня мало кто может сказать, что такое любовь, потому что в чистом виде это чувство редко показывается на людях.  Но ведь это ужасно, что мы теряем самое лучшее, что было даровано человеку!

В постиндустриальную эру стали слишком много говорить, слова перестали соответствовать поступкам, люди не верят словам любви, а значит, необходим какой-то другой, новый язык для выражения собственных чувств. Любовь (во что она превратилась) стала банальна, и уже трудно передать всю силу, всю мощь и глубину переживаемого чувства. Такое можно прочитать только в глазах, в мыслях, а люди, к сожалению, разучились это делать. Мы разучились просто смотреть в глаза других и красноречиво говорить своими.

Теперь словом «любовь» мы обозначаем любое проявление нежных чувств, хотя изначально ничего общего они с самой любовью не имеют или имеют, но это разные направления какого-то другого, более общего понятия. Любовью называются отношения между детьми и родителями, отношения между мужчиной и женщиной, любовью сейчас частенько называют гуманное отношение ко всему живому – т.е. люби и цветочек, и травинку, и Божью росинку.  Но как вообще можно смешивать эти понятия? Возможно, именно потому, что сейчас нет чёткого разграничения между ними, мир постепенно становится таким несчастным. Мы наблюдаем кризис понятия. Увеличивается количество разводов, актуальна проблема «отцов и детей», разоряя природу, человек занимается саморазрушением, и всё только потому, что люди стали подменять эти понятия. Их нужно разделить.

Давайте разбирать каждый тип отношений по отдельности. Начнём, казалось бы, с самого простого (хотя ни один из вышеперечисленных пунктов по своему значению не может быть поставлен на первое или второе место). Мы слышим: человек должен любить всё живое, и тогда он будет счастлив. В данном контексте лучше будет поискать синонимы к слову «любить». Но сначала надо понять, зачем люди ДОЛЖНЫ любить всё живое. Окружающий нас мир – это природа во всех её проявлениях. Когда-то давно Человек возомнил себя царём этой природы и решил её подчинить, забыв, что он – всего лишь часть её, причём не самая значительная. А Природа-Мать терпит этого эгоиста, и многое прощает ему, поэтому каждый раз, когда человек истощен, он едет на природу поправлять свое пошатнувшееся духовное и физическое здоровье. Природа дарит гармонию, поэтому любить её стоит хотя бы за то, что она позволяет человеку превращаться в Феникса – вечно возрождающееся существо. Природа – это источник вдохновения, природа – это нечто исконное. В Природе человек находит себя, и если он умеет правильно слушать её, то он себя в ней или с её помощью самореализует. Значит, любовь к природе и её проявлениям в конечном итоге сводится к любви человека к самому себе. Любовь в этом смысле – это бережное отношение, это умение слушать, умение понимать.

Любовь к родителям – понятие тоже весьма неоднозначное. Кто сказал, что мы должны любить своих родителей? Где это написано? Разве Конфуций когда-нибудь учил этому? Нет! Великий китайский мыслитель говорил, что надо уважать, почитать родителей, а учение про любовь к ним уже придумали позднее, в эпоху гуманизма и любви всего ко всему. Мы рождаемся, растём с родителями, и все отношения сводятся к простому потребительству. При этом нам твердят, что мы их любим. Но за что? Растить ребёнка и заботиться о нём – это прямая обязанность каждого родителя, потому что он соглашается с этим в самом начале, когда принимает решение дать ему жизнь (в данном случае актуальна фраза Маленького Принца из одноимённой повести А.де С.Экзюпери – «Мы в ответе за тех, кого приручили»). Часто люди живут со своими родителями, и вроде бы нормально живут, но в какой-то момент они понимают, что даже не могут воссоздать портрет человека, с которым живут. Человек начинает задумываться о таких вещах, наверное, когда ему около 17 лет, поэтому за всё проведенное время он, конечно же, успевает привыкнуть к лицам своих родных («Привычка свыше нам дана – замена счастию она»). Чтобы понять, любишь своего родителя или нет, необходимо произвести насильственный эксперимент – дистанцироваться. Иногда достаточно 10 минут посидеть на кухне и понаблюдать за человеком, чтобы понять это, рассмотреть его. И если после объективной оценки человек понимает, что он гордится своими родителями не за их статус и не за выгоды, которые он получает от жизни с ними, а только за то, что они как люди достойны уважения и любви, то в этом залог успеха семьи – как ячейки общества. Вот тогда происходит настоящее укрепление связей. То есть такой эксперимент – это сильнейшая проверка на прочность своих отношений. Человек – это существо биосоциальное, и об этом нельзя забывать ни на минуту. В одних отношениях перевешивает его социальная часть (и к таким относится семья), а в других – биологическая (это брак). В основе такой «любви», помимо природных кровных уз (биологического), есть ещё очень важный социальный аспект – это то, что связано с моралью, оценкой духовной, нравственной ценности человека, оценка родителя как личности и субъекта общества. После этого традиционные действия, такие как покупка подарка или цветов без особого случая, становятся осмысленными. Банальная привычка становится объёмным чувством.

И наконец, любовь мужчины и женщины – это, собственно, то, ради чего и задумывалась данная работа. В современном мире мы часто теряем смысл любви, мы стараемся заменить её на что-то другое, более приятное или менее волнительное. Любовь вытесняется желанием чувствовать стабильность, а соответственно она из чувства превращается в список аргументированных причин. Чистая любовь, как идея, – это любовь с первого взгляда. Но важно не путать её с физиологическим влечением, потому что физиология – это животный инстинкт, а любовь с первого взгляда – это нечто другое. Таким образом, любовь действует на человека по следующему алгоритму – тело (влияние феромонов), душа (устремление к идее) и голова, причём часто блокировка головы, вмешательство рационального начала, губит настоящее и великое.

Сегодня много людей живет вместе, иногда они даже официально регистрируют свои отношения, но при всём этом любви у них как таковой и нет. То есть сейчас брак не является показателем  наличия любви – просто людям очень трудно отказаться от того, что у них уже есть. Первоначальное чувство физиологического влечения может привести к образованию пары, в которой, как потом окажется, нет глубокой связи. После выяснения этого перед людьми становится выбор – расторгнуть эти отношения и идти дальше в поисках того самого «настоящего» или остаться здесь, где проще и привычнее, где нет особых тревог, но нет и счастья. Увы, чаще выбирают первое, что и приводит, в конечном счёте, к вырождению любви как идеи.

А ещё сейчас часто можно услышать признание в любви между друзьями или просто знакомыми в контексте, когда один человек чем-то другого рассмешил или порадовал. «Я люблю тебя, Женя» – говорим мы, когда этот (или эта – неважно) Женя умело ввернул шутку или утешил – в общем, тогда, когда он что-то сделал для нас важное на данный момент, и естественно о чувствах речь здесь не идёт. От этого немного отличается «любовь» к человеку не как к личности, а только к отдельным его проявлениям – лицу, манерам, жестам. Здесь любовь надо трансформировать в любование, но, видимо, для лаконичности люди пренебрегли первичным обозначением.

Вот и после такого разнообразия «любовей», которые ничего общего с настоящим чувством не имеют, почему бы не говорить о несчастных людях? Что, если не это, символизирует кризис понятия? По своей природе человек всегда стремится к тому, чтобы его любили, а слушая ежедневно признания в любви своих друзей, особенно лиц противоположного пола, он постепенно привыкает к этому и уверует в их искренность. И, главное, себя убеждает в том, что сам испытывает какие-то ответные чувства. Так рождается величайшее из человеческих заблуждений, которые потом ведут к кризису личной жизни, разводам (если дело дошло до брака). Человек вовсе не думает, что любовь – это что-то неважное. Напротив – он готовится к ней, но делает это странным, неправильным путём. Как пишет немецкий философ Эрих Фромм в своей книге «Искусство любить», люди «её [любовь] ждут, они смотрят бесчисленное количество фильмов о счастливых и несчастных любовных историях, они слушают сотни глупых песенок о любви, но едва ли кто-нибудь действительно осознаёт необходимость учиться любви»[1]. А учиться ей нужно обязательно! Кто сказал, что любовь – такое чувство, пережить которое может всякий, независимо от уровня достигнутой им зрелости»? Таким образом, работа заключается в первую очередь не в подготовке теоретической базы, основанной на материале массовой культуры. Каждый человек должен работать над собой, развивать свои внутренние, духовные качества. Причины неподготовленности людей к любви автор объясняет двумя причинами. «Во-первых, – говорит он, – для большинства людей проблема любви состоит в том, чтобы быть любимым, а не в том, чтобы самому любить. Значит, сущность проблемы для них в том, чтобы их любили, чтобы возбудить чувство любви к себе[2]», а во-вторых «отношение к любви как к удаче зиждется на той точке зрения, что это проблема объекта, а не проблема способности. Люди думают, что любить просто. А вот найти подлинный объект или оказаться любимым этим объектом – трудно[3]».

Из-за этой неспособности чувствовать человек подменяет понятия, лукавит себе и поступает неправильно. Тип отношения в большинстве современных пар напоминает симбиоз – обоюдно выгодное сосуществование двоих. Принцип подобного объединения во многом навязан стандартами общества. Э.Фромм пишет: «Для мужчины привлекательная женщина, для женщины привлекательный мужчина – это добыча, товар, которыми необходимо завладеть. Привлекательность обычно означает красивую упаковку свойств, которые престижны и искомы на личностном рынке. То, что особенно делает человека привлекательным как физически, так и духовно зависит от моды данного времени. Так, в 20-х гг. привлекательной считалась эмансипированная – умеющая пить и курить, разбитная и сексуальная – женщина, а сегодня мода требует больше домовитости и скромности. В конце девятнадцатого и начале двадцатого века мужчина, чтобы стать привлекательным товаром, должен был выглядеть агрессивным и честолюбивым, сегодня он должен быть общительным и терпимым[4]». Действительно, люди очень сильно подвержены тенденциям моды и влиянию общества на их выбор. Они отдают предпочтение массовому, обычному, усреднённому, думая, что получают что-то новое и интересное. После первой волны эмоций, вызванной приобретением, настаёт разочарование, продиктованное несоответствием внутреннего содержания форме. Фромм также говорит о симбиотических союзах, противопоставляя их истинной любви, однако у него подобный тип отношений подвергается анализу, с точки зрения поведения людей, входящих в такие союзы. Он выделяет две формы симбиотического союза – пассивную (предполагающую позицию подчинения, «мазохист») и активную (обозначающую господство, «садист»). В основе каждой из этих форм лежит попытка достигнуть единения фиктивным способом, только «мазохист избегает невыносимого чувства изоляции и одиночества, делая себя неотъемлемой частью другого человека, который направляет его, руководит им, защищает его», а садист, в свою очередь, решает эту проблему, «делая другого человека неотъемлемой частью самого себя[5]». И хотя они оба не могут жить друг без друга, это слияние без целостности.

Но ведь любовь – это не сосуществование, это что-то, относящееся к плану трансцендентного. Немецкие романтики считали любовь  способом познания. Для них любовь к женщине – существу иррациональному, нелогичному – приобщение к мистическому чувству, к эйдосу. Согласно Платону, любовь есть познание, и это познание эротично. В каждой женщине заложена бесконечная сущность. Про свою возлюбленную Софию фон Кюнт Фридрих Новалис говорил: «У меня к Софии не любовь, а религия», тем самым воплощая весь смысл, который романтики вкладывали в это чувство. Знак и сигнал бесконечной сущности, стоящей на грани материи и духа – вот кто такая женщина. Состояние влюбленности, с одной стороны,- это влечение к женщине, но с другой стороны, это влечение к тому бесконечному, которое она репрезентирует. «Давание побуждает другого человека тоже стать дающим, и они оба увеличивают радость, которую внесли в свою жизнь. В дарении себя и есть та сила, которая рождает любовь, а бессилие – это невозможность порождать любовь… Способность к любви и самоотдаче зависит от развития самосознания человека[6]» – пишет Фромм. Именно вот такое познание и нужно искать в любви, и особенно сейчас, когда люди начинают терять себя. Вместо этого отношения сводятся к удобовыгодному сотрудничеству, где обоих не сильно заботит мнение о чувствах другого. «Любовь как взаимное сексуальное удовлетворение или любовь как «слаженная работа» – это две «нормальные» формы псевдолюбви в современном западном обществе, социальные модели патологии любви[7]». Показательным примером таких отношений могут служить американцы. Большинство их фильмов говорит о том, что люди стремятся стать счастливыми, но в конечном итоге это счастье выражается либо удовлетворением собственной плоти, либо безбедным существованием, где партнёры не сильно обременяют друг друга. Подтверждением этой идеи может служить объяснение героини Умы Турман в фильме «Мой лучший любовник» причины её расставания с любимым: «Для счастья одной любви мало». Идея удобства, удобного сожительства распространяется, к сожалению, и в другие страны, что развращает и без того распущенные нравы.

Подобные материалистические утверждения далеки от идеи настоящей любви, которую выдвигали романтики.

Настоящая любовь рождается при первом взгляде. То есть на первом этапе это способность уловить волну человека и физическое влечение, вызванное его внешностью, особым запахом, позой, читаемой в облике. Непредвзятое первое впечатление в большинстве случаев является определяющим. Со временем эта связь усиливается, появляется дружба, привязанность. То есть душа и тело  выполняют свою часть работы. И тогда дело остаётся только за головой. Внутри каждого человека существует барьер, который может разрушить только сам человек, решив сделать следующий шаг. Если он считает, что ему нужна любовь, если никакие причины не препятствуют этому, то он расслабляет это внутреннее натяжение и начинает активно участвовать в общении с человеком, к которому его влечёт физически и духовно, а если его внутренняя установка сильна, то тут трудно что-то поделать. Можно, конечно, попытаться косвенно заставить его думать о себе, что-то испытывать, тем самым ослабляя внутреннюю напряженность, но удаются подобные авантюры достаточно редко. К слову, раньше если и вставал подобный вопрос, то люди достаточно быстро склонялись в пользу любви – всё-таки человек был более эмоциональным и духовно подвижным. За примером далеко ходить не надо – достаточно вспомнить литературных героев Петра Гринёва и Андрия Бульбу, которые между долгом и любовью, не раздумывая, выбрали любовь.

Однако при этом никто не говорит, что любовь нельзя развить искусственным путём. Случается так, что из двоих один страшно увлечён, в то время как другой что-то чувствует, но не уделяет этому должного внимания (тот случай, когда силён внутренний барьер). Для этого всего лишь нужно дать понять человеку, какие возможности открывает любовь, приобщить к эйдосу, к великому. В таком случае этот подход не будет рассматриваться как нечто противоестественное и рациональное.

Любовь – это когда два человека находятся на одной волне, когда это не сосуществование по принципу «прикольно вместе» и «с кем угодно, лишь бы не одному», а когда есть постоянное прочувствование партнёра, понимание его настроения, желаний и мыслей, это чувство равенства (не демонстративно подчёркнутое, а принятое по обоюдному внутреннему согласию) в решении важных вопросов и умение уступать в нужный момент. Но всё это должно происходить от сердца, а не от головы, в противном случае – отношения превращаются в бизнес-план на предприятии, называемом «брак». Никто не говорит, что брак отменяет работу, просто он подразумевает работу немного другого характера. В нём люди учатся слышать друг друга и не совершать ошибок, растут в духовном отношении, они возвышаются. «Любовь к кому-либо – это не просто сильное чувство, это решимость, это разумный выбор, это ответственность, это поступок. Если бы любовь была только чувством, то не было бы основания обещать любить друг друга вечно. Чувство приходит и уходит. Как я могу знать, что оно останется навечно, если моё действие не включает разумного выбора и решения[8]?» Недолговечны те браки, в которых оба супруга не ставят перед собой такой цели и не осознают этого.

Глубинная любовь изначально предполагает трудности, потому что она требует огромного понимания. На начальном этапе люди могут быть совсем разными, но для дальнейшего развития чувства необходимо научиться не просто принимать человека таким, каков он есть (это можно делать, но рано или поздно всё равно появится что-то такое, с чем будет трудно смириться), но и меняться в ходе общения, сливаться воедино, становиться неразрывным целым. Академик Б.В.Марков в своей статье «Знаки страсти» точно подмечает, что такой тип любви достаточно опасен – он таит в себе возможность грустного исхода, потому что «любовь – это величайшее доверие, при котором другому открывается то, чего ты сам не знаешь  о себе», однако «не каждый способен вынести другого на столь близком расстоянии, какое предполагает любовь». Это значит, что всегда есть вероятность, что человек, партнёр, окажется слабее, чем это должно быть и не выдержит груза ответственности, налагаемого на него чувством своим собственным и того, на кого оно направлено.

Помимо тех основных постоянных качеств, которые перечисляет Фромм (забота, заинтересованность, ответственность, уважение и знание), важным моментом в отношениях  является отсутствие корысти и насилия. За философом есть смысл повторить: «Я хочу, чтобы любимый мною человек рос и развивался ради него самого,  своим собственным путём, а не для того, чтобы служить мне. Если я люблю другого человека, я чувствую единство с ним, но с таким, каков он есть, а не  с таким, каким мне хотелось, чтобы он был в качестве средства для моих целей[9]».

Со стороны отношения любящих людей могут показаться энергетическим вампиризмом, но любовь имеет замечательное свойство – наполнять людей новой силой, вдохновением и жизнью. Люди испивают друг друга, но при этом никогда не остаются пустыми, для них источником служит сама любовь, которая ведёт к постоянному обновлению и улучшению. «Единение, достигаемое в созидательной работе, не межличностно; единение, достигаемое в оргиастическом слиянии, преходяще; единение, достигаемое приспособлением, оскопляет личность. Следовательно, оно даёт только частичное разрешение проблемы существования. Полное – в достижении межличностного единения, слияния своего «я» и «я» другого человека, т.е. в любви. Желание межличностного единения – наиболее мощное  в человеке[10]».

Вот почему так часто говорят, что настоящая любовь – одна, а всё остальное – это страсти и влюбленности, которые не являются такими сильными и такими важными. Страсть – это удовлетворение плоти, а влюбленность – это подготовка к большой любви. Влюбленность может служить вдохновением, но тогда она заканчивается ещё быстрее, чем обычно, потому что не способна к обновлению.

При всём этом альтернативные, облегчённые варианты любви – такие как страсть и влюбленность – не отвергают некоторого потребительского отношения между партнёрами. Каждый может многое взять, многое узнать для своего собственного развития, самосовершенствоваться в процессе общения. В этом отношении интерес вызывает пример американской нации, большинство представителей которой сегодня предпочитают сперва понять себя, понять свои потребности,  склонности и мысли (не то, как мы думаем, что поступим в той или иной ситуации, а то, как реально поступаем, попадая в неё), а уже потом вступать в браки, дабы избежать разводов. Эта концепция представляется здравой, рациональной, потому что она предполагает, что две полноценные, зрелые личности готовы идти вместе, однако в ней есть два важных упущения. Во-первых, такой подход диктует последующую индивидуализацию людей и независимость их друг от друга, а, во-вторых, любовь не терпит никакой рациональности! Они считают, что познание самого себя и мира происходит путём накопления собственного опыта, а не с помощью другого человека как результат любви, и отсюда меняют природу любви.

Таким образом, нельзя не согласиться с немецким философом, что «есть только одно доказательство наличия любви: глубина отношений, их жизненная сила, преображающая каждого из любящих. Это те плоды, по которым узнаётся любовь[11]».

Подобие же Любви легко можно взрастить в своём сознании. Если человек поймёт весь механизм, то он сможет манипулировать людьми. И если «любовь – это активная заинтересованность в жизни того, к кому мы испытываем это чувство[12]», то имитировать её не так уж и сложно. Наверное, останавливает людей только неосознаваемая жалость к другим людям или страх, что с ним могут поступить точно так же. Однако примеры всё-таки есть, и явление это скорее 20-21 века. Большое значение имеет правильное использование языковых средств.

В противопоставление концепции любви «с первого взгляда» Б.В.Марков называет другую модель развития отношений. Она заключается в том, что «в отличие от животного человеческое чувство симпатии возникает как продукт общения, разговора, диалога, в ходе которого определяется консенсус в понимании важнейших вещей и достигается нравственное признание друг друга[13]». Таким образом, путь к сердцу лежит через ухо, а значит, и отличным инструментом для покорения объекта является красивая речь, и любовная лирика в первую очередь. Наверное, мало девушек и, особенно, женщин, оценит любовную лирику Маяковского, зато поэзия начала 19 века и начала 20 века предоставляет шикарные возможности. Одно бессмертное стихотворение А.С.Пушкина «Я вас любил, любовь ещё быть может…» своими простыми, ясными формами может о многом рассказать, многое объяснить.

Помимо средств художественной выразительности, активно используются и достаточно бытовые выражения, которые, благодаря фильмам, получили новое звучание, а соответственно и новый сакральный смысл. Если мы говорим о дискурсе о любви, то необходимо помнить, что он «не просто выражает интимные сердечные чувства, а представляет собой символический код, посредством которого информируют о том, о чём, кажется, невозможно сообщить[14]». У каждого человека, вероятно, есть свои коды, которые работают на его восприятие. Мы живём, общаемся и мысленно формулируем себе какую-то фразу, которая послужит сигналом для начала будущих отношений. Например, для женщин таким кодом может являться «Как же долго я искал/ждал тебя!» или что-нибудь более оригинальное. Главное то, что она что-то значит для человека, вызывает определённые ассоциации. По-прежнему, огромное влияние на человека оказывает простое «я тебя люблю». После этого адресат обычно начинает выискивать в себе признаки любви к тому человеку, который ему это сказал. Особенно хорошо это действует у мошенников, особенно если они подкрепляют фразу своим актёрским мастерством. И даже если через несколько дней пылкое признание получает развернутое объяснение типа «любовь разная бывает – между друзьями, между родственниками, просто человеческая, в конце концов», то человек, убеждённый силой первоначального высказывания, находит множество оправданий для «шутника». В этом случае, хотя мы и должны констатировать факт кризиса понятия «любовь», но ассоциации с чем-то знакомым с детства, желаемым и всю жизнь (зачастую бездарно) искомым срабатывают отлично. Следуя статье Б.В.Маркова, приходим к выводу, что «если искренность говорящего стала общей проблемой теории речевых актов, это свидетельствует о том, что в обществе сохраняется и даже усиливается роль личностного фактора[15]».

Таким образом, узость мышления, косность, которая диктует подобные порядки, принижает сегодняшнее понимание любви и ограничивает его рамками повседневности. Когда-то давно любви отводилась важнейшая в жизни роль, которую сейчас  необходимо восстановить, ибо это наше богатство и наше единственное спасенье. Как говорил французский философ-экзистенциалист Габриэль-Оноре Марсель, «сказать человеку «Я люблю тебя» это значит сказать ему «Ты никогда не умрёшь».

 

 Список литературы

  1. Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви: Пер. с англ. – М.: Педагогика, 1990. – 160 с.
  2. Марков Б.В. Знаки страсти // Вестник Санкт-Петербургского университета / Герменевтика человека: страсти и желания. Тематическое исследование. – 2007. – Сер. 6. – № 1. – С. 3 – 11.

[1] Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви: Пер. с англ. – М.: Педагогика, 1990. – С. 13.

[2] Там же, С. 16.

[3] Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви: Пер. с англ. – М.: Педагогика, 1990. – С. 17.

[4] Там же, С. 18.

[5] Там же, С. 36.

[6] Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви: Пер. с англ. – М.: Педагогика, 1990. – С. 40.

[7] Там же, С. 113.

[8] Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви: Пер. с англ. – М.: Педагогика, 1990. – С. 73.

[9] Там же, С. 44.

[10] Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви: Пер. с англ. – М.: Педагогика, 1990. – С. 33.

[11] Там же, С. 122.

[12] Там же, С. 42.

[13] Марков Б.В. Знаки страсти // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 2007. – № 1. – С. 4.

[14] Марков Б.В. Знаки страсти // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 2007. – № 1. – С. 9.

[15] Там же, С. 7.



Все статьи автора «StasyaPanova»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: