УДК 9

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СЕЛА (1970-Е ГГ.)

Сухарьков А.Ю.
Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева
студент 5 курса спец. «История» Историко-социологического института

Аннотация
В статье подробно описаны демографические проблемы села в 1970-е гг.

Ключевые слова: демографические проблемы, демография


DEMOGRAPHIC PROBLEMS OF THE VILLAGE IN 1970 YEARS

Suharkov A.Y.
Mordovia State University NP Ogareva
5-year student of specialty "History" of Historical and Sociological Institute

Abstract
This article is about demographic problems of the village in 1970 years.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Сухарьков А.Ю. Демографические проблемы села (1970-е гг.) // Гуманитарные научные исследования. 2012. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/08/1607 (дата обращения: 29.09.2017).

Отмечая наметившиеся неблагоприятные тенденции, заметим, одной из важных проблем в сельской местности стало сокращение населения в рассматриваемый период.  Так, с 1960 по 1965 года. сокращение сельского населения составило 1,3 млн. человек.[2, с.390 ] Соответственно происходило и сокращение трудовых ресурсов в сельском хозяйстве. Такие темпы сокращения аграрного населения вполне вписывались в рамки общих представлений о социальном и экономическом прогрессе. Но следует иметь в виду, что абсолютное и относительное падение численности сельских жителей в те годы отнюдь не было общим явлением для всех республик и регионов СССР. Особенно актуальной уже в те годы проблема людских ресурсов в сельском хозяйстве стала именно для России. В РСФСР число сельских жителей только с 1959 по 1964 гг. сократилось на 3,7 млн. человек.[1, с.237]

Однако общие цифры не дают представления о противоречивых, порой противоположных тенденциях развития демографической ситуации на селе. В этом плане необходимо принять во внимание результаты исследований, предпринятых начиная историками, социологами, демографами, экономистами.[11, с.205] В наибольшей степени указанные процессы затронули центральные области Нечерноземья РСФСР, где темпы убыли колхозного населения значительно превышали союзные и республиканские показатели. [10, с.280] К концу 60-х гг. XX столетия, последствия миграции сельских жителей стали настолько ощутимыми, что публицисты забили тревогу по поводу обезлюдения многих деревень Российского Нечерноземья и одними из первых преступили к выяснению причин этой проблемы.

Постепенно вопросы миграции сельских жителей, численности крестьянства в послевоенный период стали привлекать внимание и историков, которые также внесли определенный вклад в разработку проблемы.[9, с.111] В то же время, уровень осмысления проблемы в ряде случаев был явно неадекватен ее значимости. Нередко выявленные учеными-аграрниками социально- демографические тенденции на селе получали достаточно своеобразную интерпретацию. Например, факты усиления оттока селян в город объяснялись бурным развитием промышленности и строительства, а с другой стороны – результатом технической реконструкции сельского хозяйства.[10, с.289]

Именно такой вывод, соответствовавший не реальности, а общесоциологическим закономерностям, позволял в определенной мере смягчить оценки неблагоприятных социально-демографических тенденций и рассуждать о дальнейшем развитии колхозного строя. Мероприятия КПСС и государства в деревне, способствовавшие усилению миграции, при этом, понятно, не подвергались критическому анализу. Ведь показать прямую связь между нежелательными социально-демографическими процессами в деревне и аграрной политикой партии означало бы признать если не провал, то явную неэффективность последней.

Впрочем, такая идеологическая заданность не помешана все же некоторым историкам и социологам открыто заявить о том, что сельская миграция приобретает экономически нецелесообразный характер, вызывает нежелательные последствия, что ее нельзя объяснить только объективными причинами.[13, с.132] Предпринимались попытки выяснить основные факторы оттока людей из деревни. К таковым стали относить дефицит рабочей силы в промышленности, неудовлетворенность селян условиями труда и социально-бытовыми обустройством деревни, сезонный характер работы, низкую оплату труда.[12,с.157]

Таким образом, после мартовского (1965 г.) пленума ЦК КПСС государством предусматривался ряд шагов, направленных на либерализацию руководства аграрным сектором экономики. Однако воплотить их в полной мере не удалось. Уже в начале 1970-х годов органы управления начинают проводить жесткую конфискационную финансовую политику в отношении сельскохозяйственных производителей, лишают их элементов хозяйственной самостоятельности.

В хозяйственной практике, начиная с 1970 года. Центральные органы управления аграрным сектором стали игнорировать ряд важных положений. Совхозы в 1971 году были лишены возможности самостоятельно распоряжаться фондами экономического стимулирования. Для них стали утверждать наверху строго лимитированные общие объемы капитальных вложений, на финансирование которых централизованно направлялись средства названных фондов. Хозяйствам запрещалось осуществлять сверхплановые мероприятия по расширению производства, несмотря на наличие собственных средств, и местных ресурсов. Госбанк СССР прекратил выдачу ссуд на сверхплановое строительство предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции или реконструкции ферм даже при условии быстрой окупаемости. Введенный с 1971 году Госпланом СССР порядок планирования капитальных вложений, при котором централизованно утверждались объемы капитальных затрат, осуществляемых за счет фондов экономического стимулирования и кредитов Госбанка СССР, по существу исключил полный хозрасчет в совхозном производстве.[2,с.374]

Установленные таким образом директивные указания не выполнялись, что значительно ухудшало финансово-экономическое положение хозяйств. Хотя совхозы, переведенные на полный хозрасчет, имели право самостоятельно определять, куда направить свою прибыль, финансовые органы зачастую совершенно не считались с этим.

Утверждение в народнохозяйственных планах совхозам объема нецентрализованных капитальных вложений вопреки принятому постановлению лишило их возможности использовать ежегодно по своему усмотрению значительные суммы из фондов” развития производства, социально-культурных мероприятий и жилищного строительства. Хозяйствам стало просто невыгодно расширять фонды экономического стимулирования, так как при этом им уменьшались централизованные капитальные вложения и бюджетные ассигнования. Фонды совхозов потеряли свою стимулирующую роль, их наращивание не увеличивало возможности хозяйств развивать производство. К тому же завышение планирующими органами объема нецентрализованных капитальных вложений в замен долгосрочных кредитов, погашаемых из фондов экономического стимулирования без учета реальных возможностей их возврата, нередко приводило к изъятию оборотных средств хозяйств, еще более усугубляло их финансовое положение.

Таким образом, шаг за шагом, постепенно государство отходило от провозглашенного на мартовском (1965 г.) пленуме ЦК КПСС курса реформ, от идеи либерализации управления хозяйственной жизнью сельскохозяйственных предприятий, усиливало административные методы руководства их экономикой. Аналогичные тенденции наблюдались в социальной и других сферах жизни трудовых коллективов хозяйств.[8, с.76]

В конечном счете, это не позволяло адекватно отреагировать на изменившуюся демографическую ситуацию, которую в целом характеризовало то, что в середине 1960-х годов по основным демографическим характеристикам СССР приблизился к показателям экономически развитых стран Запада. С точки зрения генеральных тенденций развития демографических процессов для данного этапа эволюции рождаемости в СССР было характерно замедление темпов ее снижения и постепенное приближение уровня рождаемости к простому воспроизводству.

До начала 1980-х годов динамика показателей рождаемости в целом соответствовала подобной логике развития. Так, изменение суммарного коэфицента рождаемости свидетельствует о медленном снижении уровня рождаемости в стране: если в 1965-1966 г. его значение было равно 2,46, то в 1969-19170 гг. – 2,39, и в 1979-1980 гг. – 2,25.[7, с.9]

При завершении демографического перехода и окончательном утверждении модели одно-двухдетной семьи пространство рождений еще более сужается, и доминирующей становится возрастная группа женщин 20-24 лет: к концу 1970-х годов на рождения в этой возрастной группе приходилось 48% величины коэффициента суммарной рождаемости. Одновременно возросла и доля первых рождений в общем числе родившихся: в 1980 г. она составила 46,8% против 34,3% в 1965 г.[6, с. 225]

Необходимо отметить, однако, что показатели рождаемости для страны информативны в силу значительной этнической и социальной гетерогенности населения СССР, обусловливавшие этносоциальную дифференциацию рождаемости, которая усилилась в этот период, достигнув кульминации в начале 1970-х годов. Так, наличие значительной этнической дифференциации рождаемости в СССР иллюстрируют данные обследования 1978 года, согласно которым поляризация распределения ожидаемого числа детей составила от 2 детей у женщин русской национальности до 6 – у таджичек.[6, с.223]

Необходимость теоретического осмысления эмпирических данных о рождаемости, породило большое многообразие оттенков во взглядах и точек зрения по данной проблеме. В целом развитие концепций детерминации рождаемости шло от простой схемы «фактор-явление» и поиска факторов, прежде всего экономических, влияющих на динамику рождаемости, к исследованию эволюции репродуктивного поведения в общем контексте изменения образа жизни общества в процессе его модернизации и превращения в современное индустриальное общество.

Негативная оценка низкой рождаемости и малодетности вызвала дискуссию о необходимости проведения демографической политики. Как отмечал Д.И. Валентен, «…социалистическое общество заинтересовано в расширенном естественном воспроизводстве населения, причем, не только на сегодня, но и на историческую перспективу. Этот вывод должен лечь в основу выработки мер, предпринимаемых в области естественного движения населения в СССР».[4, с. 12]

Однако в рамках этого общего подхода к необходимости социального воздействия на рождаемость имелись различные точки зрения в отношении целей и его основных направлений.

Так, Л.И. Антонов исходи из противоречивости потребностей семьи и общества в области рождаемости, считал необходимым «…постоянное социальное управление рождаемостью», а его главной целью – «усиление потребности в 3-4 детях».[3, с. 58]

Иной точки зрения придерживался А.Г. Волков. По его мнению демографические интересы семьи и общества едины, т.е. «…оптимальное число детей в семье с позиций семьи есть в то же время оптимальное число детей в семье и с позиций общества»[5, с. 73] Отсюда вытекает, что «воздействие на рождаемость в интересах общества означает не противодействие семьям в их стремлении к реализации своих демографических намерений с целью побудить их рожать детей больше, чем они хотят, а, наоборот, сводится к тому, чтобы максимально содействовать удовлетворению социально обусловленной потребности семей в детях»[5, с.59] Иными словами, демографическая политика должна быть направлена на сокращение разрыва между тем числом детей, которые родители собираются иметь, и тем, которое они хотят иметь.

Не останавливаясь на  изложении взглядов других авторов, отметим, что в 70-е годы XX столетия, в области изучения рождаемости и возможности социального воздействия на нее сложилась ситуация, при которой единодушие в признании самого факта снижения рождаемости исчерпывало собой все согласие. Дискуссионными оставались вопросы факторов сокращения рождаемости, перспектив рождаемости.

В 1950-е годы численность сельского населения России еще превышала численность населения городского. Крестьянин, работая в колхозе-совхозе и ведя достаточно рутинное приусадебное хозяйство, был тогда вполне в состоянии прокормить самого себя и, сверх того, одного городского жителя. Государство же могло в неограниченных количествах черпать из села людские ресурсы для быстрого развития промышленности. В 1970-е годы соотношение численности городского и сельского населения было принципиально иным. Производительность труда в сельском хозяйстве за это время возросла, но, конечно, не настолько, чтобы один крестьянин мог прокормить себя и, условно говоря, еще троих горожан. Советское руководство столкнулось с необходимостью перемены стратегии развития страны в целом и аграрной политики в особенности. Выход же из этой ситуации был найден простой: явочным порядком внести в трудовые правоотношения административный элемент и принудительно обрабатывать огромные земельные площади огромными же массами горожан. Проблема гипертрофированной урбанизации на фоне отсталого сельского хозяйства была, таким образом, законсервирована и мало-помалу обострялась. А это, в свою очередь, побуждало руководство к еще большему применению в сельском хозяйстве принудительного труда.

Слабая экономика отстающих колхозов не только сдерживала производственно-хозяйственную деятельность, но и отражалась на материальном благосостоянии колхозников, усиливала социальную напряженность, так как в подобных хозяйствах не было возможности формировать фонды материального поощрения и социальных мероприятий, поддерживать оплату труда колхозников на уровне рабочих совхозов и решать другие социальные проблемы. Естественно, что в экономически слабых колхозах у трудящихся отсутствовала всякая заинтересованность в развитии общественного хозяйства, была низка трудовая активность, значительная часть колхозников уходила на работу в совхозы и в другие отрасли народного хозяйства, трудности возникали с подбором квалифицированных специалистов.

Государство уже с начала 70-х годов XX столетия проводило жесткую конфискационную политику в отношении сельскохозяйственных производителей, ликвидировало их только наметившуюся экономическую самостоятельность. В этом отношении показательна ситуация с полным хозяйственным расчетом в совхозах, введенным в 1967 году, и фактически прекращенным в 1975 году.

В начале 1970-х гг. в сельское хозяйство были вложены огромные средства. Однако ожидаемого результата от них получено не было. Сказалось продолжавшееся уменьшение экономических интересов крестьянства.[14, с. 452]

Вложение значительных средств в программу сохранения сельского населения страны и поддержания равновесия у его численностью и численностью городского населения не давало обнадеживающих результатов. Действие экономических и социальных факторов в данный период имело значительно большее значение, программы финансовой поддержки села, и ситуация в данной сфере продолжала оставаться неблагоприятной.


Библиографический список
  1. Народное хозяйство РСФСР за 60 лет. – М.: Статистика, 1977.
  2. Народное хозяйство СССР в 1975 г. Статистический ежегодник. –  М. : Статистика, 1976.
  3. Антонов А.И. Социология рождаемости / А.И. Антонов. –  М.: Статистика, 1980.
  4. Валентей Д.И. Проблемы управления процессами развития народонаселения // Вопросы философии. – 1978. – № 2.
  5. Волков А.Г. О необходимости  воздействия  на рождаемость //  Рождаемость. – 1976. –  №4
  6. Воспроизводство населения СССР. – М. : Статистика, 1989.
  7. Динамика населения  СССР 1960-1980 гг. – М. : Финансы и статистика, 1985.
  8. Зинченко Т.П. Социальное обновления села и возрождение крестьянских ценностей // АПК: экономика, управление. – 1989. – № 3.
  9. Из истории сельского хозяйства и крестьянства Верхнего Поволжья в период построения и утверждения развитого социализма (1958-1980гг.). – Киров. : Изд-во Кировского гос. пед. института. , 1980.
  10.  История крестьянства СССР. : в 4.т. – М. : Наука, 1988. т.4.
  11.  Миграция населения РСФСР . – М. : Статистика, 1973
  12.  Миграция сельского населения. –  М. : Статистика, 1970
  13.  Проблемы истории современной советской деревни(1946-1973). – М. : Наука, 1975.
  14.  Судьбы российского крестьянства / Под ред. Ю.Н.Афанасьева. – М. : РГГУ, 1996.


Все статьи автора «Suharckov A.Y»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: