УДК 32

ВОЗРАСТАНИЕ НЕДОВЕРИЯ К ЭЛИТЕ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Негодаева О.Б.
Азовский технологический институт
кандидат философских наук

Аннотация
Статья посвящена возрастанию недоверия к элите в российском обществе.

Ключевые слова: недоверие к элите


INCREASE OF DISTRUST OF THE ELITE IN THE RUSSIAN SOCIETY

Negodaeva O.B.
Azov Institute of Technology
PhD

Abstract
This article is about increase of distrust of the elite in the Russian society.

Рубрика: Политология, Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Негодаева О.Б. Возрастание недоверия к элите в российском обществе // Гуманитарные научные исследования. 2012. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/07/1534 (дата обращения: 28.03.2019).

Важнейшие особенности социализации определяются спецификой развития страны, государства. Каждый этап развития государства предъявляет определённые требования к личности. В кризисные этапы происходит изменение ценностных ориентаций социальных норм, социальных ожиданий, при этом нормы и ценностные ориентации предыдущей социальной системы продолжают доминировать в массовом сознании. Этот процесс осложняется значительно поздним, по сравнению с созданием новой государственной системы, формированием новой идеологии. Нормы и принципы новых социальных институтов, декларируемые, прежде всего властными структурами, противоборствуют со старыми, прочно закреплёнными в массовом сознании. Открываются всё новые пути манипулирования массовым сознанием в целях установления власти, способной противодействовать кризису и оказывать стабилизирующее воздействие на общество. Власть, в данном случае, выступает в качестве субъекта воздействия, а каждый член общества является объектом управления, стремящимся распознать намерения субъекта, для того чтобы соразмерить сложившуюся ситуацию со своими интересами. Если воздействие, оказываемое на объект с целью управления, отвечает интересам объекта, то оно воспринимается адекватно, в противном случае, решение об оказании управляющего воздействия отторгается, возникает риск появления или нарастания недоверия к власти.

Власть задаёт членам социума определённые цели и формы социального поведения, необходимые для достижения данной цели. Это значит, что ведущим принципом оказывается принцип действенности. Если действенность ослабевает, то система властных отношений разрушается. Ещё Н. Макиавелли приводил подтверждения того, что принцип действенности обязательно должен соблюдаться. Он считал, что при управлении людьми их нужно или ласкать, или угнетать, так как сильный гнёт лишает возможности мести. Также он считал, что, когда речь идёт о верности подданных, государи не должны бояться прослыть волевыми, жестокими, не должны бояться использовать все возможные средства для достижения своих целей. Но насилие и подавление, как правило, приводят к нарастанию безразличия и враждебности со стороны объектов власти. Таким образом, беззаконие власти способно привести к утрате веры в её справедливость, возрастанию нестабильности общественных отношений. Власть должна опираться на нормы и традиции народа и разрабатывать законы, способные регулировать общественные отношения.

В современном российском обществе законы разрабатываются не с учётом архетипических интересов и потребностей большинства, а с учётом интересов и стремлений правящей элиты. Истоки любой власти лежат в области экономических отношений. В современном российском обществе рыночные преобразования уже необратимы, а властные структуры, управляющие социальными преобразованиями, могут оказаться несостоятельными вследствие того, что они управляют страной в своих корпоративных интересах. Сегодня во властных структурах происходит слияние бизнеса и власти, а действия по регулированию отношений в обществе направлены на представление частных корпоративных интересов в качестве общенациональных. Так как применение откровенных силовых методов воздействия сегодня становится неприемлемым, то навязывание элитой своей модели общества в качестве единственного возможного варианта происходит с привлечением манипулятивных технологий. Главная задача манипуляторов – представить подобную, выгодную им модель как общенациональный проект.

Социальные, и особенно экономические реформы, затрагивают жизненные интересы широких слоёв населения, поэтому люди стремятся понять смысл преобразований и определить степень их эффективности, а также своё отношение к ним. Выше уже говорилось, что приведение социальных и экономических процессов в состояние, которое можно расценивать только с позиций «рентабельно» – «нерентабельно», является осуществлением недальновидной политики, имеющей кратковременные цели. В результате навязывания подобных взглядов, прочному внедрению их в массовое сознание возникает ситуация, в которой  член массового общества подобного типа утрачивает способность критически осмысливать происходящее. Порядок, диктуемый властными структурами, реализующими свои корпоративные интересы, массовым сознанием воспринимается как единственно верный. Это происходит по причине утраты способности вследствие манипулирования массовым сознанием проводить различия между старым и новым, плохим и хорошим.

С другой стороны, намечается тенденция внедрения в массовое сознание установок прагматического характера. В результате этого происходит нарастание кризиса ценностных ориентаций. Любые нравственные установки, не обеспечивающие способность выживаемости в новых условиях, искореняются. Подобный кризис ценностей может привести к распаду представлений о высших ценностях, неспособности членов общества идентифицировать себя с целями общественной жизни, декларируемыми  правящей элитой. Нарастающее противоречие между целями общественной жизни и способами их реализации может привести к утрате доверия народа к власти. Таким образом, система отношений власти и общества, реализуемая посредством манипуляций массовым сознанием и ведущая к преобладанию в массовом сознании норм и ценностей меркантильного и прагматического характера, может привести, с одной стороны,  к распространению социально-пассивного типа личности, с другой, к дистанцированию массы от власти, причём увеличение дистанции, на наш взгляд, пропорционально росту недоверия к правящей элите.

Прогрессирование аномии ведёт к дестабилизации экономики, политики и социальной сферы, росту антиобщественных явлений. Отсутствие или несоблюдение правовых норм ведёт к созданию хаоса в экономике, социальной сфере и, как следствие, в массовом сознании. Общество превращается в массу с низкими доходами и низким уровнем притязаний, больше всего желающую порядка и правды. Возникновение такой ситуации ведёт к усилению недоверия к правящей элите, неспособной обеспечить порядок и стабильность.

Власть может рассчитывать на поддержку в том случае, если она способствует экономическому и социальному росту. Снижение эффективности этого принципа может стать условием подрыва доверия к власти. Ситуация, сложившаяся в сфере российской экономики, ориентирована на сужение социального роста. Это происходит в силу того, что наблюдается процесс сращивания бизнеса и власти, о котором уже говорилось выше. Чиновник, призванный руководить какой-либо отраслью производства и имеющий право лицензировать, разрешать или запрещать, находится в условиях построения собственного бизнеса, защиты собственных коммерческих интересов, проводимой на уровне государственной политики, которая становится не социоцентричной, а властьцентричной. Проблема сегодняшней элиты в том, что возрастает риск недоверия к власти, так как вследствие сужения социальных интересов элиты в массовом сознании возможно укоренение установки на то, что она оберегает собственные интересы и высокий социальный статус неприемлемым путём, не соответствующим установившимися социально-этическими нормами. Фактически власть теряет свою легитимность. Но современная российская элита не стремится разрешить подобные противоречия. Наоборот, те идеологические установки, которые способны отвлечь представителей общества от данной проблемы, активно внедряются в массовое сознание. В условиях усиливающегося социального расслоения внедрению подобных установок активно содействуют средства массовой информации, формирующие одностороннее отношение к объективному миру. В результате манипулирования массовым сознанием средствами массовой информации формируется жизненная позиция, диктуемая личными или групповыми интересами представителей правящей элиты. Распространение астрологии, экстрасенсорики, веры в колдунов и магов, подкреплённое положительными примерами из жизни известных людей, представляющих элитную верхушку, образует в массовом сознании разрозненные, лишённые логики представления об окружающей действительности, которые постоянно меняются и образуют неустойчивые соединения с более значимыми понятиями, ориентированными на веру в прогресс и духовное обновление. Современные СМИ произвольно трактуют процессы духовной и социальной жизни общества, пытаются их нивелировать, создавая таким образом социально-политические стереотипы, сводимые до уровня суеверий. Под воздействием СМИ, предлагающих однозначную и уже готовую трактовку социально-политической ситуации, происходит формирование выгодных правящей элите идеологических стереотипов. Подобное отношение правящей элиты к интеллектуальным и человеческим ресурсам может оказать влияние на формирование устойчивого негативного отношения к властным структурам. Это может произойти по той причине, что ресурсы власти обеспечивают её устойчивость. Помимо сырьевых, энергетических, финансовых, существуют также моральные, идеологические, нравственные ресурсы.

Моральные ресурсы власти определяются степенью возможности субъектов власти требовать от объектов регулировать поведение в соответствии с нормами морали. Сегодня этот ресурс власти может быть значительно подорван, так под воздействием оказываемого со стороны манипуляторов влияния, произошло обесценивание морально-нравственных ценностей прошлого. Моральный ресурс советской власти был подорван в результате объективных процессов, происходящих в рамках мирового сообщества. Моральный ресурс постсоветского общества, если о его наличии вообще возможно говорить, может быть исчерпан в результате того, что широко известен образ жизни правящей элиты, роскошный по сравнению с низким уровнем жизни подавляющей части населения, оказавшейся за чертой бедности. И демонстрация этого несоответствия повсюду: в рекламе, предлагающей массовой аудитории, например, шикарные автомобили, которые способен приобрести лишь небольшой процент населения; в репортажах с различного рода фестивалей, проведение которых ещё недавно называли «пиром во время чумы» и соседствующих с ними сообщениях о росте беспризорности; в осознании населением полнейшего обесценивания человеческой жизни, закреплённого в новостных сообщениях на криминальную тему и эстетизацией насилия в кинематографе. Укрепление в массовом сознании подобных установок может привести к утрате веры во власть, к которой можно обратиться за помощью и поддержкой.

Нравственный ресурс может быть полностью утерян, так как происходит, начатое ещё в эпоху сталинизма, истребление его главного носителя – интеллигенции. Массовое разрушение нравственных устоев, полное их подчинение коммерческим интересам побуждает к соответствующим поступкам, идущим вразрез с традиционными для российского менталитета ценностями, приводит сегодня к тому, что российская интеллигенция как представитель нравственного ресурса охотно принимает и пропагандирует идеалы меньшинства, будучи поставленной в условия поиска средств к выживанию. Класс интеллектуалов не способен сегодня идентифицировать себя с этническими культурными ценностями, так как приоритет отдаётся индивидуалистской морали, стяжательству, отсутствию какой бы то ни было ответственности за те действия, которые нацелены на достижение успеха.

Также может быть исчерпан и идеологический ресурс, так как в современном российском обществе он практически отсутствует, так как в общественном сознании не сформированы установки, реализация которых способствовала бы укреплению государственности и национального самосознания. Таким образом, ресурсы власти сегодня могут быть исчерпаны так же, как в ситуации, предшествующей, например, событиям 1917 года. В сегодняшней кризисной ситуации утрата ресурсов власти может привести к утрате доверия к власти со стороны народа.

Сложившаяся сегодня ситуация в отношениях между элитой и нацией может быть оценена как ситуация противопоставленности. Причём правящая элита не просто противопоставляет себя нации, а стремится разрушить те базовые ценностные ориентиры, которые позволили бы народу чувствовать себя в отношениях с властью достаточно уверенно. Правящая элита относится к народу как к массе, которую необходимо соответствующим образом «обработать». Здесь вступают в силу законы, которые были сформулированы Н. Макиавелли, проведшего принципиальное различие между старым правителем, властвующим по традиции, и новым правителем, стремящимся завоевать и удержать власть, опираясь на властные технологии. Монарх, получающий власть по наследству, думает только о том, как её употребить, а ненаследственный правитель озабочен только механизмами удержания власти, рассматривая народ как массу, способную принять или не принять его в качестве правителя, и которой нужно соответствующим образом манипулировать. Подобная ситуация складывается сегодня в российской действительности в отношениях между правящей элитой и народом. Все виды власти защищают интересы меньшинства и стремительно ведут народ к обнищанию и уничтожению. В сложившейся ситуации стремительных и серьёзных перемен глобального характера в экономике, политике, а также социальной сфере большая часть представителей российского общества не способна защитить себя от агрессивного влияния правящей элиты.

Механизмы воздействия на массовое сознание меняются в соответствие с требованиями времени. Одним из таких механизмов, оказывающих колоссальное влияние на массовое сознание, оказывается «отсутствие свободы от информации». Если, применительно к манипулятивному влиянию на массовое сознание, раньше мы говорили о дозировании информации, дефиците информации и дезинформации, то сегодня, в пору стремительного развития информационных технологий, мы оказываемся в ситуации, когда решающие действия предпринимаются не посредством сведения информации к состоянию её недостаточности, а наоборот, её избыточности. Анализируя подобную ситуацию, Т. Эриксен считает, что сегодня речь уже не идёт о том, чтобы прослушать максимум докладов, прочитать как можно большее количество книг, просмотреть как можно больше фильмов. Он считает, что цель образованного человека в экономически развитой стране заключается в обратном, то есть в умении контролировать поток информации. Огромный поток информации способен привести сознание в состояние полной потери ориентации, кроме того, человек под воздействием огромных потоков информации становится неспособным отличать хорошее от плохого, правдивую информацию от дезинформации. В такой ситуации должны быть выработаны принципы, способные привести знания в систему. Если этого не происходит, то «…всё больше людей осознают необходимость жить в мире, где фрагменты информации мелькают, проносясь мимо без определённого направления и внутренней связи, и привыкают к тому, что это в порядке вещей» [4, С. 32]. Подобная привычка может оказаться губительной для сознания как индивида, так общества в целом. Закреплённые подобным образом поведенческие стандарты вытесняют способность к аналитическому осмыслению происходящего. Власть, пытающаяся всячески расширить и разнообразить потоки информации, манипулирует таким образом массовым сознанием и пытается обезопасить себя, а также соблюсти свои корпоративные интересы, получая экономическую выгоду и от продажи информации. Создание подобной ситуации может привести к тому, что вместе с утратой ощущения реальности происходящего может произойти также утрата осознания реальности власти, призванной регулировать социальные отношения и укреплять национальное самосознание.

По мнению А. Панарина, элита принимает решения, не имеющие ничего общего с запросами национальной жизни и  «…ведёт себя так, как будто давно уже сбросил местное население со счетов в качестве фактора, способного оказывать на неё воздействие» [3, С. 296]. Также он говорит о стремлении элиты «…оглушить наше сознание и скрыть главный политический факт – последовательный отказ власти от принципа демократического суверенитета народа» [там же]. Действия правящей элиты приводят к тому, что повсюду наблюдается действие двойных стандартов и некогерентности. Жизненное пространство элиты и народа сегодня несоизмеримы. Миллионы людей оказываются в условиях выживания, получая мизерную зарплату, но рациональные властные решения по этому поводу не принимаются, но как только под угрозой оказываются интересы элиты, власть начинает принимать меры.

У народного большинства власть пытается отбить охоту к сопротивлению, снизив вероятность риска проявления недоверия, способного вылиться в реальные действия. Для этого активно применяются практики учёта односторонних аргументов, представленных заинтересованными органами власти и эксплуатирующих чувства и низменные инстинкты членов массового общества. Сегодняшняя элита использует весь арсенал средств манипуляции сознанием для реализации попытки превращения активной массы в пассивную.

Сегодняшние отношения российской элиты с вверенным ей обществом отражают ситуацию, сложившуюся в своё время в Соединённых Штатах и проанализированной Р. Миллсом в его работе «Властвующая элита». Ситуация складывается таким образом, что могущественные центры, деятельность которых, как правило, носит скрытый характер, стремятся осуществить монополистический контроль. «Эти могущественные учреждения представляют собой не только центры могущества, но и средоточия тайных махинаций» [2, С. 416]. Система воздействия на массы в области экономики сводится к массовой рекламе, представляющей корпоративные интересы. Подобная ситуация складывается в политике, когда политические деятели используют для своих манипуляций массовым сознанием средства массовой информации и целые отрасли вовлекаются  в бизнес по идеологической обработке масс, «… в обществе …состязание, если оно вообще имеет место, происходит между пропагандистами-манипуляторами с их массовыми средствами воздействия, с одной стороны, и народом как объектом их пропаганды – с другой» [2, С. 417]. Политическая деятельность, осуществляемая с применением манипулятивных технологий не может быть отнесена к классу стабильных, так как она оказывается неспособной балансировать различные интересы, прививать навыки к сотрудничеству правящей элиты и масс, координировать и направлять политическую деятельность на решение долгосрочных социальных проектов. Таким образом, проблемы власти и её эффективного функционирования неразрывно связаны с политической деятельностью, которая может быть поддержана массами или может вызвать неприятие гражданами осуществляемой элитой социально-политической деятельности.

Существует два вида поддержки социально-политической деятельности элиты. Первый тип поддержки осуществляется с опорой на оценку обществом решений, принимаемых правящей элитой, конкретных действий, направленных на реализацию выбранного политического курса. В сложившейся социокультурной и экономической ситуации реализация такого типа поддержки не может быть эффективной, так как действия правящей элиты направлены на поддержание узких корпоративных интересов политической элиты, ориентированной на приоритеты, диктуемые рыночными отношениями. Второй тип поддержки ориентирован на совокупность положительных оценок и мнений, помогающих социуму принимать действия властных структур. Такой тип поддержки называется диффузным и позволяет осуществлять тесную связь процессов социализации с приобретением определённого политического и социального опыта, при этом он характеризуется направленностью не на оценку лиц, представляющих власть, а на оценку сложившегося политического режима. Если массы удовлетворены деятельностью правящей элиты, принимающей адекватные социальным ожиданиям решения, то складывается ситуация доверия,  способствующая возникновению диффузной поддержки. Подобная поддержка политического режима, осуществляемого правящей элитой, особое значение приобретает в условиях переходного состояния, когда общество оказывается в разбалансированном, дестабилизированном состоянии, обозначенном в предыдущей части работы как состояние аномии.

По нашему мнению, нынешняя российская элита не может рассчитывать на подобный тип поддержки и, следовательно, может вызвать недоверие у масс. Объясняется это тем, что элита рассматривается как образование, способное препятствовать дезинтеграции общества. Элита, сформировавшаяся в условиях перехода от советского к постсоветскому обществу, представляет сегодня слой, который, по мнению исследователя М. Делягина, «…раздроблен, разобщён, капризен, его представители органически неспособны к осознанию своих интересов и сотрудничеству, позитивному взаимодействию и компромиссу» [1, С. 52]. Массы не могут быть удовлетворены деятельностью элиты, так как деятельность элиты, достаточно прочно связанной с коммерческой деятельностью,  не направлена на реализацию решений, адекватных социальным ожиданиям. Наоборот, деятельность нынешней элиты адекватна её собственным ожиданиям, направленным на умножение капитала и удержание власти, дающей возможность этот капитал преумножать. Таким образом, сегодняшняя правящая элита, утратившая массовое доверие, может стать «…ресурсом развития страны лишь в качестве институционального и человеческого сырья, подлежащего переплавке и отбраковке» [1, С. 53]. Подобные изменения необходимы, так как для поддержания равновесия в системе «элита – массы» и сохранению стабильности в обществе элита должна стать институтом, способным не только возвыситься над массой обыкновенных людей, но и способной осуществлять эффективное управление в соответствии с интересами всего социума и выполнять стабилизирующую функцию в отношении всех подсистем общества.

В современном обществе члены элиты участвуют в создании институтов, призванных служить интересам тех, кто занимает главенствующие позиции. Подобные действия, рассчитанные на защиту узких корпоративных интересов, не являются социально эффективными и не могут вызвать доверие у членов общества. Кроме того, некоторые социальные институты сегодня или отсутствуют, или отстают в своём развитии от требований, предъявляемых стремительно развивающимся обществом. Если действия элиты не направлены на развитие социальных институтов в соответствии с требованиями времени, также может возникнуть ситуация утраты доверия к правящим кругам.

Ещё одна предпосылка всплеска недоверия к элите заключается, на наш взгляд, в незавершённости институализации элиты постсоветского времени, которую демонстрируют различные общественные и политические скандалы. Как правило, подобные скандалы не имеют логического завершения, результата, который мог бы быть представлен обществу. В недавнем прошлом, да и сейчас происходит масса разоблачений и обвинений в нарушении институциональных норм представителями правящей элиты. Ответственность за преступления, многие из которых причислены к разряду уголовных, либо не соизмерима со степенью вины, либо вообще не наступает. Возникает ситуация, в которой происходит как бы открытие деяний представителей власти для массового человека; с другой стороны – нарушители норм не несут наказания, возникает ситуация замалчивания, всё воспринимается как само собой разумеющееся. Подобная ситуация способна нарушить равновесие в системе  «элита – массы» и привести к утрате доверия масс к правящей элите.

Степень активности деятельности элиты также может послужить фактором утраты доверия. Причём, как чрезмерная активность, так и инерция, в равной мере, на наш взгляд, могут стать такими факторами. Стремление элит к изменениям связывается, в первую очередь, с тем, что ценностные ориентации элиты и основной части населения существенно различаются. По мнению некоторых исследователей, элиты стремятся поднять уровень массового сознания до своего ценностного уровня. Изменения ценностных ориентаций, продиктованных переходной эпохой, не могут протекать быстро, этот процесс всегда отстаёт от преобразований экономического характера. Если элита пытается ускорить процесс формирования новых ценностей, то в процессе подобного ускорения может произойти утрата базовых ценностных ориентиров, что может в дальнейшем отрицательно сказаться на жизни всего социума. В подобной ситуации оказалось российское общество, когда новая элита попыталась активно внедрять в массовое сознание новые потребительские установки  и идею погони за развитыми капиталистическими странами в рамках развития благосостояния. Подобная ломка стереотипов и призрачная погоня создали ситуации, о которых уже говорилось выше. Утратившие базовые ценности вследствие резкого перехода от одного типа общества к другому, члены общества оказались неспособны адекватно оценивать действительность и, выбирая или мятеж, или уход от действительности как основные стратегии социального поведения, так или иначе, демонстрируют степень недоверия к правящей элите.

Некоторые исследователи считают, что массовизация политики приводит к сближению языка элиты и неэлиты. Мнение правящей элиты уже не адресовано узкому кругу образованных людей, а выносится на общий суд. Правящая элита, направляющая свою деятельность на упорядочивание социума и осуществление контроля, посредством дискурса внедряет в массовое сознание новые ценности. Снисхождение элиты до обычного языка рассматривается как тенденция к демократии. В идеале подобная тенденция должна способствовать укреплению позиций власти в сознании простого человека, а также укреплению доверия к ней как к «своему», говорящему «со мной на моём, понятном мне» языке. Российская элита, представляющая собой весьма разобщенное и разнородное образование, не имеет сегодня, на наш взгляд, не только общего языка с представителями неэлиты, но и общего для своего круга языка. Часть представителей современной элиты продолжает говорить на языке с огромным включением иноязычных заимствований, связанных со сферой экономики и политики и малопонятных массовому зрителю и слушателю, что способно вызвать утрату интереса даже к предлагаемым изменениям, носящим позитивный характер. Не понимающий ценности предлагаемых действий представитель массы с опаской и недоверием может относиться к предлагаемым нововведениям. Как следствие, появляется утрата доверия к тем, кто говорит на «непонятном языке» и не может объяснить ценность предлагаемого.

Другая проблема кроется в криминализации большей части элиты и «фенизации» языка, выбираемого для общения с массами. В лексикон многих представителей власти прочно входят слова «разборка», «крыша» и подобные им. Притчей во языцех стала фраза Президента «в сортире замочим», которая не вызвала широкого одобрения в массах. Российский народ, уставший от всеобщей криминализации жизни, не может доверять власти, которая всеми средствами, в том числе и языковыми, подчёркивает свою связь с криминалом.

Представители российской элиты пытаются установить всеобщий контроль посредством использования манипулятивных стратегий, направленных на реализацию императивов власти, а сила власти проявляется не посредством создания и упрочения социальных институтов, а посредством манипулирования массовым сознанием, инициированием и направлением действий массового человека. Разрушение социалистической системы и созданных ею властных структур не привело к установлению ожидаемого «царства индивидуальной свободы», в котором гарантия прав личности явилась бы основой общественной жизни. Система власти стала базироваться на кланово-клиентальных связях, установление и поддержание которых требует установления контроля над массовым сознанием. Декларируемые властью ценностные установки не могут быть реализованы большинством населения и являются формальными. Права и обязанности рядовых членов общества широко рекламируются, требуется безоговорочное выполнение обязанностей при трудности их реализации. Сословная градация, сменившаяся клановой, приводит к возникновению формальной демократии,  неравенства, сильного социального расслоения. Процедурно-правовое равенство также становится формальным, в сознании массового человека закрепляются установки, закрепляющие подобное несовершенство.

Российская элита, призванная быть выразителем интересов всего народа в силу связи с его интересами, не испытывает потребности представлять себя выразителем интересов всего населения. Контроль деятельности власти со стороны населения, партий, общественных движений и организаций отсутствует. Элита, преследующая цели обогащения и удержания власти любыми способами, стремится подавить социальную активность населения любыми средствами, в том числе, и использованием манипулятивных технологий.  Применяя манипулятивные методы контроля массового сознания, властвующие структуры стремятся регламентировать все стороны жизнедеятельности членов социума (включая частную жизнь), поддерживают использование двойных стандартов для регулирования деятельности элитного меньшинства и народного большинства. Таким образом, в современном российском обществе происходит не сужение сферы регламентации жизни граждан со стороны элиты, а, наоборот, бесконтрольное расширение этой сферы деятельности, что способно привести к утрате «веры – доверия» к власти.

Нормы и принципы новых социальных институтов, декларируемые властными структурами, противоборствуют со старыми, прочно закреплёнными в массовом сознании. Возникающая ситуация открывает дополнительные возможности манипулирования массовым сознанием в целях установления власти, способной оказывать стабилизирующее воздействие на общество. Власть, в данном случае, выступает в качестве субъекта воздействия, а члены общества являются объектами управления, стремящимися распознать намерения субъекта, чтобы соизмерить ситуацию со своими интересами. Сравнивая уровень жизни правящей элиты и жизни большей части населения, субъект видит, что представители власти не способны обеспечить целостность и стабильность развития общества. Вместо чёткой государственной идеологии гражданам навязывается посредством манипулятивных технологий западный образ жизни, ориентированный на потребительские стандарты и не способный обеспечить солидарность членов общества. «Образ жизни» как альтернатива государственной идеологии приводит к увеличению дистанции между народом и правящей элитой, поскольку зарабатывание денег не может быть ценностно-смысловой мотивацией.

Манипулирование массовым сознанием с огромным размахом используется сегодня для влияния на массового человека. Созданные властью стереотипы массового поведения и восприятия внедряются в сознание членов общества через массовое искусство, рекламу, средства массовой информации и закрепляют существование в обществе неравенства и социального расслоения. Манипуляторы и объекты манипуляции, утратившие доверие к власти как гаранту формирования гражданского общества, становятся заложниками стереотипного обывательского типа мышления.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Делягин М. Г. Идеология возрождения: Как мы уйдём из нищеты и маразма: Эскиз политики ответственного правительства России. – М.: Форум, 2000. – 183 с.
  2. Миллс Р. Властвующая элита. – М.: Изд. иностр. лит., 1959. – 543 с.
  3. Панарин А. С. Народ без элиты. – М.: Изд-во Алгоритм, Изд-во Эксмо, 2006. – 352 с.
  4. Эриксен Т. Х. Тирания момента. Время в эпоху информации. – М.: Издательство «Весь Мир», 2003. – 208 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «OLGA 1972»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация