ХУДОРОЖКОВ И.В. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ СТРУКТУР ПОСЛЕ СОБЫТИЙ АВГУСТА 1991 ГОД


ХУДОРОЖКОВ И.В. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ СТРУКТУР ПОСЛЕ СОБЫТИЙ АВГУСТА 1991 ГОД


Рубрика: История, Политология

Библиографическая ссылка на статью:
// Гуманитарные научные исследования. 2012. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/06/1497 (дата обращения: 27.05.2017).

За последние десятилетия произошли значимые перемены в жизни нашего общества. Сегодня в средствах массовой информации существует рост интереса к проблематике «перестройки» и связанных с ней переломных изменений. Одним из наиболее ключевых и мифологизированных являются события августа 1991 года. Многие историки, политологи, филологи, философы, занимающиеся изучением проблем и процессов эпохи «перестройки», часто дают очень эмоциональные, неоднозначные оценки произошедшему. Подобные репрезентации «первых впечатлений» за прошедшие десятилетия успели пройти серьезную эволюцию не только в массовом сознании, но и в официальной государственной интерпретации, в представлениях научной среды.
Исследователи разных направлений, характеризуя события августа 1991 года, заявляют о бесспорной важности этих событий , часть исследователей говорят как о важнейшем этапе трансформации политической системы , но при этом практически никто из представителей научного сообщества не дает характеристику последствиям августовских событий.
Прежде чем попытаться рассмотреть последствия августовского кризиса, на наш взгляд необходимо рассмотреть развитие основных событий августовских дней 1991 года.
Институциональное рассмотрение этих событий начинается с 19 августа 1991 года, за день до подписания нового Союзного договора. Средства массовой информации передали текст озаглавленный «Заявление Советского руководства», гласивший, что «в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР». В соответствии со статьей 127.7 Конституции СССР полномочия Президента Союза ССР переходили к вице президенту Геннадию Янаеву, вводилось чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа 1991 года. Для управления страной образовывался Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР). Вводились войска в Москву . Постановление ГКЧП №1 предписывало приостановить деятельность политических партий, общественных организаций, запрещало проведение митингов, уличных шествий. Постановление №2 запрещало выпуск всех газет, кроме газет «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь» . Прекратили вещание практически все программы телевидения. Позже последовал указ о введении чрезвычайного положения в Москве, со стороны правительства РСФСР последовало «Обращение к гражданам» .
20 августа по приказу ГКЧП, офицерами министерства обороны, КГБ и МВД Ачаловым В. А., Грушко В. Ф., Агеевым Г. Е., Громовым Б. В., Лебедем А. И., Карпухиным В. Ф., Варенниковым В. И. и Бесковым Б. П. была проведена подготовка захвата здания Верховного Совета РСФСР подразделениями силовых структур. Для проведения операции были выделены подразделения общей численностью около 15 тысяч человек. Часть генералов, ответственных за подготовку штурма, выразили сомнения в его целесообразности . Александр Лебедь проводит ряд встреч с руководством РСФСР . Командиры «Альфы» и «Вымпела» Карпухин и Бесков выступают с обращением к заместителю председателя КГБ Агееву отменить операцию. Штурм был отменён. В связи с госпитализацией с гипертоническим кризисом Павлова В.С., временное руководство Советом министров СССР было возложено на Догужиева В. Х., который не делал никаких публичных заявлений в течение путча. Россия создаёт временное республиканское министерство обороны. Министром обороны назначается Константин Кобец . В 12:00 возле Дома Советов проходил митинг, санкционированный городскими властями Москвы. На нем собрались несколько десятков тысяч человек. Организаторы митинга — движение «Демократическая Россия» и Советы трудовых коллективов Москвы и Московской области. Официально заявленный лозунг митинга — «За законность и правопорядок». В 15:00 на первом канале Центрального телевидения СССР в программе «Время», в условиях строгой цензуры на других каналах, вышел неожиданный сюжет, снятый известным журналистом Киселёвым Е. А.
21 августа в 3 часа утра главком ВВС Евгений Шапошников предлагает министру Обороны Язову Д.Т. вывести войска из Москвы. В 5 часов утра состоялось заседание коллегии минобороны СССР, на котором главкомы ВМФ и РВСН поддержали предложение Шапошникова. Язов Д.Т. отдаёт приказ о выводе войск из Москвы . Днём 21 августа начинается сессия Верховного совета РСФСР под председательством Хасбулатова, которая почти сразу же принимает заявления, осуждающие ГКЧП. Вице-президент РСФСР Александр Руцкой и премьер-министр Иван Силаев вылетают в Форос к Горбачёву. Другим самолётом в Крым вылетают некоторые члены ГКЧП для переговоров с Горбачевым, однако тот отказался их принимать. Вечером М. С. Горбачёв отменил все распоряжения ГКЧП, отстранил его членов от государственных постов и назначил новых руководителей силовых ведомств СССР.
Окончанием августовского «путча» по разным оценкам считается окончательный вывод войск к местам их дислокации, а так же возвращение Горбачева из Фороса 22 августа 1991 года и объявление траура по погибшим. Еще одним знаковым событием окончания путча считается демонтаж памятника Дзержинскому.
Произошедшие события получили множество трактовок и закрепленных наименований в СМИ и общественном сознании. На момент завершения активной фазы этих событий в общественном мнении бытовали следующие наименования: «клика», «банда», «хунта», «путч», «антиконституционный переворот», «военный переворот», «государственный переворот». Преобладающие толкования этих событий, за исключением нескольких политических лидеров высказавших за признание легитимности ГКЧП, как видно носят достаточно однозначную оценку. Подобные представления в период генезиса российской государственности образовали один из центральных стержней национального «демократического» мифа.
Принято считать, что события августовского кризиса существенно деформировали политико-правовую систему СССР. После событий августа 1991 года сложилась ситуация, когда принимаемые решения на уровне управленческих структур определялись не конституцией и законами СССР, а реальными соотношениями сил и политической необходимостью. По мнению Барсенкова А.С. и Вдовина А.И. «кризис 19-21 августа перевел латентный процесс децентрализации СССР в открытую форму, положив начало новому периоду (до конца 1991), основным содержанием которого стал последовательный демонтаж союзных структур» .
23 августа 1991 года Ельцин Б.Н. подписал указ «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР» , положения которого позднее не были отменены, что создало необходимый политико-правовой прецедент по инициированию законодательных актов на разных уровнях власти, а так же в союзных республиках. Стоит отметить, что и до этого в ряде республик принимались законы, противоречащие союзному законодательству. Августовский кризис позволил легализовать процесс децентрализованной политики в республиках. Основанием для подготовки указа о приостановлении деятельности коммунистической партии послужила «уверенность» в том, что поддержка ГКЧП в государственном перевороте осуществлялась на платформе КПСС. Необходимо отметить, что единственным указанием от КПСС было письмо члена Политбюро СССР О.С. Шеина главам республик с просьбой о поддержке и содействию ГКЧП в республиках. Правительство РСФСР направило запрос в МВД и Прокуратуру запрос с целью проверки факта «антиконституционной деятельности компартии РСФСР». Буквально через день после обращение в следственные органы, Б.Н. Ельцин издает указ от 25 августа 1991 года «Об имуществе КПСС и коммунистической партии РСФСР» , на основании которого все недвижимое и движимое имущество, включая денежные и валютные счета, становились государственной собственностью России. В этот же день Горбачев на заседании Верховного Совета объявил о сложении с себя полномочий Генерального секретаря и призвал партию «самораспуститься». Эти события вызвали цепную реакцию в союзных республиках.
До конца августа деятельность компартии была приостановлена в Белоруссии, Грузии, Киргизии, Эстонии; запрещены компартии на Украине, Молдавии и Литве. Процесс «департизации» республик в основном завершился к середине сентября 1991 года. Коргунюк Ю.Г. и Заславский С.Е. считают, что в августе 1991 года на территории СССР, с точки зрения соблюдения всех нормативных правил и запрета КПСС, не существовало института партий. Авторы оговаривает формальную сторону подобного политического феномена, но при этом тезис Коргунюк Ю.Г. и Заславского С.Е. нам представляется справедливым в части «неоформленности» новых политических партий и движений на институциональной основе на не продолжительном отрезке формирования российской многопартийности.
Проходивший со 2-по 5 сентября 1991 года внеочередной съезд народных депутатов и фактически, и юридически закрепил посткризисную ситуацию. Из решений съезда назначались новые органы власти. В рамках этого переходного периода предлагалось подготовить и подписать всем республикам договор о союзе суверенных государств, в котором каждая из них сможет самостоятельно определять формы своего участия. При этом съезд, по сути, углубил кризисную ситуацию. Не было заявлено об отмене ряда указов Ельцина Б.Н. в период «путча», большинство выступавших глав республик выступили лишь с просьбой о поддержке их вступлении как самостоятельных республик в ООН. Этот съезд формально еще раз закрепил законодательную инициативу за республиками СССР. Еще более поворотным моментом стало принятие Конституционного закона «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период» . В законе предусматривалось временное прекращение деятельности высших органов государственной власти СССР – Съезда и Верховного Совета, обладавших правом принятия общих для всех республик законов. В соответствии с законом создавался Госсовет СССР с участием Президента СССР и высших должностных лиц республик, которому на неопределенный по времени «переходный период» передавались реальные функции управления. Ко всему этому Президент СССР предложил съезду самораспуститься. Некоторые делегаты высказали мнения, что присутствуют на «собрании обреченных», на «похоронах Советского Союза» .
Подобное положение закрепило «первенство» Б.Н. Ельцина в законодательном и политическом поле. Созданные по инициативе Президента России органы управления союзом не только фактически, но и законодательно подчинялись ему. 25 августа указом Президента СССР № УП-2461 был ликвидирован Совет Министров СССР. Вместо него создан Комитет по оперативному управлению народным хозяйством СССР . Изначально Комитет по оперативному управлению должен был существовать до создания Межреспубликанского (межгосударственного) экономического комитета СССР, но и после подписания экономических соглашений об ССГ, переходный орган управления продолжил свое существование фактически до подписания Алма-атинской декларации. По сути, оба этих органа осуществляли одинаковые функции, при этом возглавлял их российский премьер-министр Силаев И.С. Создание этих институтов и назначение его руководства, окончательно оформило существовавшую тенденцию – перевод союзных структур под управление российских органов власти.
Горбачев М.С. был фактически лишен права самостоятельно выбирать руководителей государственных структур по своему усмотрению. «У нас уже есть горький опыт, август нас многому научил, поэтому теперь прошу вас все кадровые изменения – по согласованию со мной», – заявил российский президент на заседании Верховного Совета . На заседании Верховного Совета был и определен главный принцип формирования новых управленческих структур: «отношения к ГКЧП и степень поддержки российского руководства в августовские дни 1991 года». Подобный принцип был характерен для первых месяцев «эйфории», и создан скорее для затягивания формирования новых союзных структур. Не случайно практически все нити управления союзом замыкались теперь в Госсовете СССР и Комитете оперативного управления народным хозяйством.
По сути, подобный принцип легализовал положение, существовавшее с конца апреля 1991 года, когда начался Новоогаревский процесс. Именно тогда будущее СССР стали обсуждать в узком кругу руководителей республик, при этом чаще всего игнорируя представительные органы . На практике Госсовет стал не органом для «согласованного решения вопросов внутренней и внешней политики, затрагивающих общие интересы», как декларировалось изначально, а институтом, в рамках которого оформляли свое движение к полной независимости почувствовавшие «вкус свободы» республики .
В августе-ноябре 1991 года развернулось еще одна реформа, на этот раз объектом выступил КГБ. По поводу возможных путей реформирования высказывалось два основных направления. Первое было высказано бывшим председателем КГБ В.В. Бакатиным, отчасти совпавшее с позицией руководства России. Предполагалось «разорвать» комитет на части, которые находясь в прямом подчинении главе государства, конкурировали и уравновешивали бы друг – друга, при этом КГБ лишался монополии на основные виды своей деятельности . Второе предложение было высказано грузинским лидером З. Гамсахурдиа. По этому проекту предлагалось предоставление самостоятельности республиканским органам безопасности в сочетании, главным образом, с координирующей работой межреспубликанских структур, при этом полнота власти над этим органом оставалась бы у республиканских властей . В реформировании КГБ столкнулись две позиции, позиция России, скорее всего, была рассчитана на определенную перспективу Ельцина Б.Н., обладающего в данный период самым большим политическим влиянием, с другой стороны, республики хотели окончательно подчинить себе все бывшие структуры союза. 11 сентября 1991 года вместо союзного КГБ создан координационный совет в составе председателей комитетов республик . Республиканские органы власти получили право самостоятельно назначать председателей своих комитетов, которые фактически становились автономными руководителями с большими полномочиями. К началу декабря большинство союзных структур были либо ликвидированы или поделены, либо перешли под юрисдикцию России, либо просто были дезорганизованы. Как отмечал в начале декабря 1991 года Шахрай С.М., к тому моменту «юридически и фактически существование Союза не может быть доказано» .
Уже в августе КГБ был лишен нескольких десятков тысяч войск специального назначения. Служба охраны преобразована в Управление охраны при аппарате Президента СССР. 29 августа произошло выделение из КГБ комплекса управлений, отвечавших за правительственную связь, шифровку и радиоэлектронную разведку. На их базе создан Комитет правительственной связи при Президенте СССР. После этих, сравнительно небольших по масштабам, структурных изменений дошла очередь и до самых крупных подразделений Комитета разведки, контрразведки и пограничных войск .
18 октября 1991 года руководители 8 республик (без Украины, Молдавии, Грузии и Азербайджана) и президент СССР подписали договор об экономическом сообществе суверенных государств . Проект этого договора разрабатывался группой экономистов, во главе которой был поставлен Явлинский Г.А. Логика подписания этого договора предусматривала создание необходимой экономической площадки для перехода к подписанию запланированного договора о ССГ. Сам договор предусматривал широкую свободу республиканских властей, единственным общим органом должен был стать специально создаваемый Координационный Совет для перехода к рыночной экономике. В условиях экономического коллапса, договор, по сути, остался декларативным документом. Республики крайне подозрительно относились к возможности создания наднациональных органов управления, что изначально ставило под сомнение реализацию всех договоренностей .
Поворотным моментом, изменившим политический баланс на территории СССР, стал V съезд народных депутатов РСФСР. Предоставив неограниченные возможности в области законодательного регулирования президенту РСФСР, съезд декларировал ряд важных постановлений. Одним из важнейших правовых прецедентов стало постановление «Об Организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы» , еще одним важным сопровождающим указанием стало постановление «О правовом обеспечение экономической реформы» . Эти акты должны были издаваться в целях оперативного регулирования экономической реформой, по сути, легализовали ситуацию «цейтнота».
Не смотря на то, что Горбачев М.С. к тому моменту потерял реальную возможность стать инициатором создания нового союзного договора, семь встреч, которые он провел в Ново-Огаревской резиденции, подтолкнули президента РСФСР отказаться от намеченного на 25 ноября 1991 года подписания нового союзного договора . Необходимо отметить, что противоречия лидеров при подписание договора об ССГ оказали серьезное влияние на федеративную политику республик. Запущенный по инерции процесс политики «глотать суверенитеты» привел к тому, что внутри республик стали возникать центры политических элит, несогласных с политикой проводимой властью республик. Ранее 6 ноября 1991г. на волне общественной эйфории Б.Н. Ельцин уже издал Указ о запрете деятельность КПСС и Компартии РСФСР. Основной смысл этого указа – «окончательное устранение политического конкурента (сторонников КПСС) накануне выборов глав администраций в 1992 году. Указ Президента РФ Б. Ельцина отразил стремление региональных демократических сил стать монополистами в политической жизни» . С другой стороны власти РСФСР занимают позицию, при которой было принято решения не препятствовать выходу ряда субъектов из РСФСР, предоставив право субъектам самим определить свой правовой статус внутри федерации.
Августовский кризис окончательно оформил выход из состава СССР сначала трех прибалтийских республик, независимость которых была признана переходными общесоюзными органами. Несколько позже о своей независимости уже объявляют все оставшиеся республики СССР: Украина — 24 августа 1991 г., Молдавия — 27 августа 1991 г., Киргизия — 31 августа 1991 г., Узбекистан — 1 сентября 1991 г., Таджикистан — 9 сентября 1991 г., Армения — 29 сентября 1991 г., Азербайджан — 18 октября 1991 г., Туркменистан — 27 октября 1991 г., Россия – 12 декабря 1991 г. (денонсирование Договора об образовании СССР 1922 года), Казахстан — 16 декабря 1991 г. . Почти все лидеры выступили с требованием к мировому сообществу с признанием бывших республик самостоятельными субъектами.
23 декабря 1991 года во время встречи Горбачева М.С. и Ельцина Б.Н. обсуждались вопросы, связанные с прекращением деятельности союзных структур. 25 декабря 1991 года Верховный Совет РСФСР утвердил новое название республики – Российская Федерация. В тот же день в 19 часов 38 минут над Кремлем был спущен красный союзный флаг и заменен на трехцветный российский .
Подобные процессы показывают, насколько глубоким оказался кризис институтов управления после событий августа 1991 года. Еще более глубокими оказались последствия августовского кризиса в идейно-политическом пространстве нашего общества. Произошедшие события были представлены политическими лидерами как окончательный кризис системы, реформирование которой не представлялось далее возможным. Созданные наспех институты управления союзом должны были попытаться создать новые структуры управления. Но при этом никто, ни из союзных, ни из республиканских лидеров, ни разу не упомянул о формировании новых союзных структур на постоянной основе. Заложенные принципы формирования новых переходных структур фактически сделали не возможным воссоздания институтов союзного руководства, заложив основы распада политической системы СССР.



Все статьи автора «ivan1989»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: