ГЛАДКОВ П.А. ДАУНШИФТИНГ И АНОМИЯ: КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Р.К. МЕРТОНА И ЕЕ СОВРЕМЕННОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

Ключевые слова: , ,


ГЛАДКОВ П.А. ДАУНШИФТИНГ И АНОМИЯ: КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Р.К. МЕРТОНА И ЕЕ СОВРЕМЕННОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ


Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
// Гуманитарные научные исследования. 2012. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/03/1868 (дата обращения: 16.09.2020).

Аннотация

В данной работе мы собираемся охарактеризовать дауншифтинг, опираясь на теорию  Р. К. Мертона, классика структурного функционализма. Роберт Кинг Мертон – один из наиболее известных социологов XX века, внесших значительный вклад в развитие этой науки.

Мы проанализируем, как в современном обществе соотносятся между собой состояние аномии и явление дауншифтинга.

Стоит уточнить, что мы не будем рассматривать т.н. “локальный дауншифтинг”, который подразумевает выход из активной офисной деятельности лишь на несколько недель.

Понятие “дауншифтинг”

В современном мире можно встретить людей, которые шумной городской энергичной жизни предпочитают жизнь спокойную, вдали от активного ритма современного мегаполиса и жестоких законов конкуренции. Эти люди являются представителями современной субкультуры дауншифтинга, феномена современного общества.

Дауншифтинг (от английского “down shifting”) — спускаться вниз. Дауншифтерами называют людей, которые сознательно отказываются от высокооплачиваемой работы, от мыслей о своем положении в обществе, от удобств и блеска большого города, от ожесточенной конкуренции и бешеной погони за богатством (т.н. “крысиных” гонок).

Дауншифтинг может принимать различные формы. Часть дауншифтеров не рвут радикально с прошлой жизнью: они просто меняют сферу деятельности или образ жизни. Другие же, наоборот, переезжают в провинцию или даже забираются в непролазную глушь. Таких людей еще называют эскапистами (от английского “escape” — бегство) [Журенков, 2006].

Люди становятся дауншифтерами, когда осознают, что стремятся не к своим целям, а к целям, навязанным обществом. Это ведет к тому, что люди живут не своей жизнью, а чужой, ведь в больших городах мысли многих людей заняты карьерой и улучшением своего финансового положения. Карьера может и идет вверх, но сами люди чувствуют себя не на своем месте.

Другая причина такого радикального изменения образа жизни заключается в усталости: усталости от проблем, постоянной суеты, ежедневных неприятных контактов в метро, общественном транспорте или на работе. Люди устают от быстрого ритма городской жизни, в которой не ценится простое человеческое участие, поскольку в современном обществе зачастую до чужих проблем никому нет никакого дела.

Когда накапливаются усталость, раздраженность, неуверенность в себе и в завтрашнем дне, многие начинают задумываться о смысле жизни и выбирают иную жизнь.

Понятие аномии, бегства, мятежа

Автором понятия “аномия” является известный французский социолог Эмиль Дюркгейм. Роберт Кинг Мертон продолжил и развил концепцию аномии.

Итак, в рамках данной работы в качестве аномичного человека мы будем понимать духовно стерильного индивида, который ответственен только перед собой и не отвечает ни перед кем. Он издевается над ценностями других людей [MacIver, 1950, p. 84-85 // Мертон, 2006, с. 283].

Проанализируем дауншифтинг через рассмотрение двух типов приспособления индивидов в обществе, которые выделяет Р. К. Мертон: бегство и мятеж.

Если типология характеризует бегство как отвержение культурных целей и институциональных средств, то мятеж, в свою очередь, не только их отвергает, но и заключает в себе попытку институционализировать “новые цели и процедуры, которые могли бы быть приняты другими членами общества” [Мертон, 2006, с. 255, 272]. Мятежники призывают общество измениться.

Р. К. Мертон связывает аномию с девиантным поведением. И это неспроста, ведь дауншифтеры отказываются полностью исполнять предписанные обществом социальные роли. Их поведение явно отклоняется от общепринятых и укорененных норм. Об этом мы и будем говорить в данной работе.

Дауншифтинг и тема успеха

Говоря о движении дауншифтинга, невольно вспоминается тема успеха в Американской культуре, о которой пишет Р. Мертон. Дела в России обстоят так же, как и в Америке: люди придерживаются примерно тех же целей, общество аналогичным образом стремится к обогащению и делает акцент на уровень материального благосостояния, которое почему-то является единственным показателем успеха. В целом, господствующие цели и ценности едва ли различаются.

Именно поэтому современное общество в большинстве случаев воспринимает идеи дауншифтеров, как абсурдные и не имеющее под собой почву для нормального развития. В самом деле, их считают чудаками. Но дауншифтеры есть и это надо признать. С каждым годом их становятся все больше и больше.

Подобная тенденция приобретает массовый характер. Так, например, больше 3% коренных москвичей ежегодно переезжают на постоянное место жительства в регионы. А еще 39% мечтают сегодня о покупке второго жилья в российской провинции [Статья “Деревенский дауншифтинг”, 2010].

Дауншифтинг как бегство

Р. Мертон утверждает, что у людей бегство проявляется таким образом, что, человек, находясь в обществе, “при этом ему не принадлежит” [Мертон, 2006, с. 272]. И правда, дауншифтеры на самом деле становятся инородным телом в современном обществе.

Проецируя эту концепцию на явление дауншифтинга, мы понимаем, что с каждым годом таких отщепенцев становится все больше и больше: люди создают сообщества дауншифтеров, объединяются в группы и совместно живут на одной большой территории.

Один мужчина рассказал в интервью о том, как несколько лет назад, в возрасте 48 лет, стал дауншифтером. Он бросил работу, оставил взрослой дочери все имущество, средства и уехал с женой далеко в деревню, где поселился в старом деревянном доме. У него появилось много единомышленников, которые выкупили землю и поселились рядом. Теперь они хотят построить свой мир на небольшом участке земли, стремятся создать родовые поместья. В их обособленном обществе заложены такие идеи, как: обрести в душе покой, жить в любви и гармонии без печали и забот, проповедовать доброту и положительные человеческие качества. У них часто проводятся различные фестивали, на которых они поют народные песни и водят хороводы. Эти люди строят дома, роют пруды, сажают небольшие рощи, выращивают сады, ухаживают за огородом, разводят кур и имеют пасеки. Именно это для них действительно важно.

Мы понимаем, что эти люди попадают в число ретретистов, поскольку они не находят своей полной реализации в системе больших городов. Им приходится искать эту реализацию в сельской местности [Покровский, презентация].

Дауншифтеры “выбывают из борьбы” за успех: убегают от требований общества. Но слово “бегство” не имеет строго отрицательный оттенок! Дауншифтеры уходят в сельскую местность, при этом отдаляются от городской жизни столь стремительно, что со стороны их уход действительно похож на бегство.

Роберт Кинг Мертон утверждает, что бегство свойственно “социально обделенным людям, которые … не получили ни одного из вознаграждений, предлагаемых обществом” [Мертон, 2006, с. 274-275]. Дауншифтеры-беглецы не видят никакого смысла и “ценности в стремлении к успеху, столь высоко превозносимому культурой” [Мертон, 2006, с. 273].

Дауншифтинг как мятеж

Дауншифтеры – бунтари? Так же, как и в случае бегства, слова бунт и мятеж в теме дауншифтинга (причем, еще и с позиции концепции Р. Мертона), носит несколько иную смысловую нагрузку, нежели при их употреблении в обычном значении. Да, дауншифтеры бунтуют. Но они делают это тихо, сами с собой, не крича и не скандируя лозунгов.

Поведение дауншифтеров явно идет вразрез с общепринятым. Многие дауншифтеры пытаются найти людей с похожими взглядами, но, в то же время, свои идеи никому не навязывают. Поэтому трудно говорить о наличии пропаганды движения.

Однако в то же время в сети Интернет можно найти множество сообществ дауншифтеров: например, “Помещик”, “Хочу в деревню”, “Деревня-Онлайн” и др. Сотни людей ежедневно посещают эти порталы, причем среди них не только дауншифтеры, но и люди, пока лишь планирующие изменить свою жизнь в данном направлении. Здесь наблюдается латентная агитация: человек своими глазами видит, как и где живут дауншифтеры, чем они занимаются, какие “плюсы и минусы” подобного образа жизни.

Конечно, можно говорить о том, что мятеж носит имплицитный характер. Причем, стоит отметить, что в рамках рассматриваемой типологии мятеж выступает не в привычном своем проявлении, а в более мягкой и завуалированной форме, ведь сопротивленцы, отклоняя конформизм во имя социального изменения, не только отрицают существующие цели и средства, но ищут новые [Кравченко, 2003].

Дауншифтеры осуждают само желание богатства, стремление к успеху, они бегут от сияния огней большого города. Дауншифтеры не желают следовать за обществом, ориентированным на получение прибыли. Они понимают, что в обществе люди не живут своей жизнью.

Итак, мы считаем, что с точки зрения концепции Р. К. Мертона движение дауншифтинга стоит рассматривать как один из многих первоисточников социальных изменений. Однако это происходит постепенно, без явного принуждения.

Проявление дауншифтинга

Большинство дауншифтеров не отрываются полностью от системы, а лишь несколько обособляются от нее. Они продолжают, и контактировать с людьми, и пользоваться благами цивилизации.

Действительно, плоды цивилизации дауншифтерам не чужды, ведь они не полностью утратили связь с внешним миром: у них есть электричество в доме, радиоприемники, телефоны, лодки, телевизоры, магнитофоны. Но все это не мешает им быть счастливыми, поскольку для дауншифтеров счастье заключается не в шикарном особняке, не в новом роскошном автомобиле и даже не в мобильном телефоне, украшенном россыпью драгоценных камней. У них другие приоритеты. В частности, американский мыслитель XIX века Генри Торо отмечает: “Большая часть роскоши и многое из так называемого комфорта не только не нужны, но положительно мешают прогрессу человечества” [Торо, 2000].

Генри Торо прожил несколько лет один в лесу недалеко от небольшого американского города Конкорд. Для этого он собственноручно построил маленький домик на берегу Уолденского пруда [Торо, 2000].

Подобное уединение подразумевает жесткую селекцию людей, с которыми дауншифтеры будут общаться. В самом деле, дауншифтеры готовы к общению, но они сторонятся ругани и ссор, чего в любом городе предостаточно. Они не отгораживаются друг от друга заборами и не строят непроницаемые перегородки. Так, Генри Торо время от времени общался с деловыми людьми, фермерами, охотниками, рыболовами, оказавшимися в лесу.

Однако одиночество американский мыслитель предпочитает общению с людьми: “Я нахожу полезным проводить большую часть времени в одиночестве. Общество, даже самое лучшее, скоро утомляет и отвлекает от серьезных дум. Я люблю оставаться один. Ни с кем так не приятно общаться, как с одиночеством” [Торо, 2000].

Генри Дэвид Торо про свою уединенную жизни написал следующим образом: «Так я прожил два года и два месяца. Сейчас я снова временный житель цивилизованного мира» [Торо, 2000].

Важно отметить, что подобная программа изначально не подразумевает возвращение обратно – это бесконечный процесс.  Хотя, на самом деле не обязательно сжигать мосты и уходить в полный отрыв от большого города. Многие лишь проводят черту, имея возможность вернуться: либо если не получится, либо если надоест, либо когда произойдет переоценка ценностей.

Дауншифтинг и аномия

Итак, мы выяснили, что аномия у дауншифтеров возникает в результате того, что их жизненный опыт перестает соответствовать идеальным общественным нормам [Громов, Мацкевич, Семёнов, 2003]. На самом деле, у дауншифтера отпадает необходимость быстро бежать, для того чтобы лишь оставаться на том же месте [Журнал “Вебпланета”, 2007]. На самом деле, переходя на пониженную скорость, замедляясь, дауншифтеры повышают качество жизни [Покровский, презентация]. При этом дауншифтеры полностью не теряют связь с обществом: у них есть Интернет, с помощью которого они могут работать дистанционно.

Мы прекрасно понимаем, что дауншифтеры преследуют абсолютно другие цели и разделяют иные ценности. Дауншифтеры – это люди, для которых важно общение с природой и единомышленниками, а не с озлобленными горожанами. Для дауншифтеров счастье заключается в созерцании луны или огня, в наблюдении за маленьким кузнечиком. Они стремятся посмотреть, как распускается цветок, как набухает почка на дереве, как течет маленький ручей, как летит бабочка. Этот список можно продолжать бесконечно, однако городские жители вряд ли оценят его по достоинству.

 

Заключение

Многие психологи, социологи, журналисты пытались и до сих пор пытаются понять мотивацию образа жизни дауншифтеров. Но однозначного ответа ни у кого нет. Часто дауншифтеров называют неудачниками, но это далеко не так! У них своя идеология, которую понять непросто. Она сложна для восприятия.

Современное общество не понимает и не принимает дауншифтеров. Подобная стратегия эскапизма, даже при наличии четких веских причин, чужда обывателям. Их образ жизни и вовсе считается нелепым и лишенным здравого смысла. Поэтому дауншифтеры так и остаются непонятыми обществу. Их нежелание ориентироваться на общественную систему ценностей ведет к аномии.

Итак, анализируя дауншифтинг с позиции мятежа, мы пришли к выводу, что этот бунт принимает латентную форму. Дауншифтеры, не желая следовать за обществом, одержимым страстью к наживе и богатству, пытаются изменить свою жизнь, при этом показывая окружающим все прелести подобного образа жизни. Дауншифтеры не принимают господствующие ценности и ищут им замену.

В свою очередь, рассматривая дауншифтинг как бегство, мы получаем следующую цепочку:
1. дауншифтеры не принимают господствующие цели и ценности в обществе (наблюдается конфликт);
2. это ведет к резкому изменению жизни – бегству; 
3. за счет устранения раздражителя, пропадает и конфликт, но, в то же время человек исключается из общества (конечно, чаще всего это происходит неявно, но городские жители уже не принимают дауншифтеров “за своих”).

На самом деле, непонятно, то ли это люди устали от прогресса и цивилизации, то ли это какие-то космические силы пытаются вернуть наше общество назад к истокам мироздания? Причин для того, чтобы уйти из города и стать дауншифтерами довольно много. В любом случае, мы считаем, что в решении людей стать дауншифтерами нет ничего странного и страшного. Это их выбор и его надо не отторгать, а признать и попытаться понять.

 

Литература

1. Генри Дэвид Торо. Уолден, или Жизнь в лесу. 2000.
URL: http://www.lib.ru/INPROZ/TORO/walden.txt

2. Громов И. А., Мацкевич И. А., Семёнов В. А.   Западная социология. СПб.: ООО «Издательство ДНК», 2003.

3. Данные аналитического центра “Индикаторы рынка недвижимости”. Статья: Деревенский дауншифтинг // Известия. 15.10.2010.
URL: http://www.hse.ru/news/24700294.html

4. Журенков К. Новые отшельники // Журнал “Огонек”. №10, 2006.

5. Кравченко А.И. Социология девиантности. М.: МГУ, 2003.

6. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006.

7. Покровский Н.Е. “Клеточная  глобализация” сельских сообществ и перспективы реколонизации Ближнего Севера (презентация).
URL: https://www.hse.ru/data/2011/10/20/1268968712/presentation_P.ppt

8. Статья в журнале “Вебпланета”: Низко падшие амбиции: манифест дауншифтера. 2007.
URL: http://www.webplanet.ru/knowhow/life/kto-nado/2007/05/10/downshifting.html

9. R.M. MacIver. The Rampart We Guard (New York: The Macmillan Company, 1950). P. 84 – 85. // Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006.



Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «pgladkov»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)