ОВОД, КОРЧАГИН, МЕРЕСЬЕВ: ЭВОЛЮЦИЯ ОБРАЗА ГЕРОЯ В СИСТЕМЕ СОВЕТСКОЙ ИДЕОЛОГИИ

Митягина С.С.

Рубрика: Филология

Библиографическая ссылка на статью:
Митягина С.С. Овод, Корчагин, Мересьев: эволюция образа героя в системе советской идеологии // Гуманитарные научные исследования. 2011. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2011/12/341 (дата обращения: 28.05.2017).

В ряду авторов, чье творчество неразрывно связано с «Оводом», особое место занимает Н. Островский (1904 – 1936), имя которого во времена Советского Союза служило символом целеустремленности и преданности революционной идее. В наши дни интерес к его творчеству несколько угас, однако его жизненный путь и теперь остается примером мужественной борьбы человека с неблагоприятными обстоятельствами. Об этом, в частности, красноречиво свидетельствует экспозиция литературных и художественных работ авторов с ограниченными физическими возможностями, размещенная в музее Н. Островского в г. Шепетовке. Этих людей вдохновляет пример писателя, который вопреки тяжелым болезням продолжал развиваться как личность, принимать активное участие в общественной жизни, заниматься литературным творчеством.
Известно, что во многом Н. Островскому предавало сил и мужества стремление подражать избранному им идеалу – главному герою романа «Овод». Его становление как писателя также происходило под некоторым влиянием писательской манеры Э. Войнич, что ярко выражено в самом знаменитом из его произведений – «Как закалялась сталь». Роман «Овод» стал для Н. Островского настольной книгой на всю жизнь, и прежде всего благодаря ему будущий писатель проникся идеей протеста против угнетателей народа, борьба с которыми стала смыслом и целью его жизни .
Особое отношение Н. Островского к Оводу усиливалось тем фактом, что в разные периоды жизни писателя обнаруживались значительные сходства между ним и Артуром. Ему были близки и понятны унижения, пережитые Артуром в Латинской Америке, когда ему приходилось прислуживать пьяным матросам ради скромного заработка, поскольку в подростковом возрасте Н. Островский вынужден был работать кубовщиком в привокзальном буфете на станции Шепетовка. Его роднит с Оводом и отношение к служителям церкви: в 1916 г. Н. Островский был исключен из школы по настоянию учителя закона Божия . Как Артур в юности принадлежал к тайной организации «Молодая Италия», так и Н. Островский с 1918 г. выполнял поручения подпольной организации большевиков. Как и Овод, Н. Островский участвовал в боевых действиях и был тяжело ранен: с августа 1919 г. по июнь 1920 г. и в августе 1920 г. он сражался в составе Красной Армии, получил тяжелое ранение в бою под Львовом . Как и Овод, Н. Островский большую часть своей короткой жизни мужественно переносил мучительные боли, вызванные рядом тяжелых заболеваний. Таким образом, благодаря сходству переживаемых жизненных событий Н. Островский ощущал свое внутреннее родство с героем романа Э. Войнич.
Мы предполагаем, что образ Овода вдохновил его и на создание романа «Как закалялась сталь» (1934 г.), а приступая к его написанию, Н. Островский как начинающий автор, не обладавший литературным опытом, в качестве образца взял произведение Э. Войнич. Об этом в частности свидетельствует схожесть ряда ситуаций, описанных в обоих романах. Например, Э. Войнич говорит о ревности, которую испытывает юный Артур, когда комитет «Молодой Италии» доверяет важное поручение не ему, а его товарищу по организации Болле. Про Павку Корчагина Н. Островский пишет: «… это Корчагин и Жаркий. Они друзья. Однако между ними не затухает скрытая ревность. Раньше Корчагин был у меня первым разведчиком. Теперь у него очень опасный конкурент» . Как и Овод, Корчагин в юном возрасте находится между жизнью и смертью – после ранения. Он так же, как и Овод, стоически переносит невыносимые боли: «Обычно в этих случаях много стонов и капризов. Этот же молчит и, когда смазывают йодом развороченную рану, натягивается, как струна. Часто теряет сознание, но вообще за весь период ни одного стона. Уже все знают: если Корчагин стонет, значит, потерял сознание… Я знаю, почему он не стонал и вообще не стонет. На мой вопрос он ответил: «Читайте роман «Овод», тогда узнаете» .
Даже свою личную жизнь Корчагин старается строить, подражая Оводу. И в сфере личных отношений его роднит с Риваресом максимализм – он не умеет отделять любовь от революции: предлагая свою любовь, он предлагает дорогому человеку примкнуть к рядам его однодумцев или расстаться. Так, Тоне Тумановой он говорит: «Ты, конечно, знаешь, что я тебя любил и сейчас еще любовь моя может возвратиться, но для этого ты должна быть с нами. Я теперь не тот Павлуша, что был раньше. И я плохим буду мужем, если ты считаешь, что я должен принадлежать прежде тебе, а потом партии. А я буду принадлежать прежде партии, а потом тебе и остальным близким» . Как и герой Э. Войнич, Корчагин считает неправильным строить личную жизнь, не добившись прежде победы революции, даже если его избранница является его соратницей по борьбе. Он признается Рите Устинович: «… я чувство к тебе встретил по «Оводу»… Я за этот образ революционера, для которого личное ничто в сравнении с общим» .
Внутренняя связь между романами «Овод» и «Как закалялась сталь», пока еще не будучи изучена, ощущается читателями, а образы Овода и Корчагина часто ставятся в один ряд. «…Корчагин – Овод – образы, в которых персонифицирована идея самопожертвования, борьбы за идеалы добра и правды» . «Овод» и «Как закалялась сталь» для многих неотделимы друг от друга. Е. Кошевая в «Повести о сыне» рассказывает, как Олег «без конца перечитывал «Овода», и какое сильнейшее впечатление произвело на него произведение «Как закалялась сталь», которое он прочел, будучи учеником шестого класса. «Во второй раз Олег прочитал книги Никола Островского учеником девятого класса, уже будучи комсомольцем. Книги эти стали его звездой путеводной. Он и в мыслях не разлучался с их героями. С ними, наверно, и на смерть пошёл…» .
И в «Оводе», и в «Как закалялась сталь» поднимается вопрос о национальном самосознании, национальной свободе и отношении к данной проблеме со стороны разных слоев населения. Очевидно, что точки зрения авторов произведений кардинально отличаются друг от друга: если для Э. Войнич именно тема национально-освободительной борьбы является центральной, и писательница целиком на стороне патриотов, то в романе Н. Островского данная тема выступает отнюдь не главной, и писатель подвергает жесточайшей критике тех, кто в начале XX в. называл себя борцами за украинскую независимость. Для него важнее вопросы классового и социального характера, которые практически остаются вне поля интересов Э. Войнич.
Таким образом, тематика и направленность произведений «Овод» и «Как закалялась сталь» различна, однако их объединяет то, что Н. Островский продолжает тему, поднятую Э. Войнич, – создает образ идеального героя-революционера. Подобно Оводу, его Павка Корчагин соединяет в себе черты бойца и мученика, что, как уже отмечалось в предыдущих главах, соответствует канону православного героя. Как и Овод, Корчагин – явление уникальное: он проходит через многие испытания, типичные для революционеров, однако практически по всем характеристикам превосходит своих товарищей. Он является примером для окружающих, в него влюбляются, его обожают или ненавидят, но даже самые близкие друзья понимают, что не способны достичь его уровня. Как и Овод, Корчагин обладает мощнейшей харизмой, производит на людей несколько магическое впечатление. При этом даже для родных и ближайшего окружения он остается загадкой: как и Овод, Корчагин – феномен.
Отталкиваясь от образа Ривареса, Н. Островский, однако, по-своему развивает образ идеального революционера. Его Корчагин борется не только оружием и словом, но и трудом; он гораздо более оптимистичен, как оптимистичен и писатель: его герой не только не погибает, в отличие от Овода, но и преодолевает любые препятствия. Он проходит через бедность, тяжелый труд, унижения, тюремные заключения, предательство, войну, переносит ранения и болезни – все то, что переживал и Риварес. Однако Корчагин умеет жить не только в экстремальных условиях, но и в мирное время; он не только доживает до победы дела своей жизни, но и постепенно приходит к более рациональному отношению к жизни. «Я тоже голосую за год жизни против пяти лет прозябания, но и здесь мы иногда преступно щедры на трату сил. И в этом, я теперь понял, не столько героичности, сколько стихийности и безответственности. Я только теперь стал понимать, что не имел никакого права так жестоко относиться к своему здоровью. Оказалось, что героики в этом нет. Может быть, я еще продержался бы несколько лет, если бы не это спартанство», – говорит он .
Приходит он и к выводу, что отказываться от радостей личной жизни было неверно. Корчагин сам говорит о своем новом понимании романа Э. Войнич, отвечая на вопрос Риты Устинович, переоценен ли им «Овод»: «Нет, Рита, в основном нет! Отброшен только не¬нужный трагизм мучительной операции с испытанием сво¬ей воли. Но я за основное в Оводе – за его мужество, за безграничную выносливость, за этот тип человека, умею¬щего переносить страдания, не показывая их всем и каж¬дому. Я за этот образ революционера, для которого личное ничто в сравнении с общим» .
Интересен тот факт, что Э. Войнич имела возможность прочесть роман «Как закалялась сталь» и познакомиться с биографией Н. Островского, о чем свидетельствует ее письмо к Б. Полевому, в котором она сообщает, что получила из Союза советских писателей помимо прочих книг и материалов «27 ноября – роман Островского «Как закалялась сталь», изданный в Москве в 1953 г.; «Сборник статей Островского и материалов о нем», издание 1954 г., оба тома с автографами Е. Островской и А. Лазаревой; а также серию фотографий Островского; 4 декабря – письмо Е. Островской и А. Лазаревой с просьбой прислать им для музея Островского «Овод» с моим автографом» .
Тема влияния Э. Войнич на становление Н. Островского как литератора и в частности на написание романа «Как закалялась сталь» требует глубокого исследования – сопоставления текстов романов «Овод» и «Как закалялась сталь» с точки зрения идеи, сюжета, характеристик персонажей, стилистических особенностей.
Значительную роль образ Ривареса играл и в жизни знаменитого писателя, журналиста Б. Полевого (1908 – 1981). Вспоминая свое знакомство с «Оводом», Б. Полевой рассказывает, что этот роман был одной из первых прочитанных им книг по рекомендации его матери. Он пишет: «С тех пор бесстрашный, благородный, злой Овод стал моим другом на всю жизнь… Потом я не раз перечитывал этот роман, видел поставленные по нему фильмы, и черно-белый и цветной, видел в разных театрах инсценировки «Овода». И каждый раз к прежнему впечатлению добавлялось что-нибудь, не замеченное прежде. Это одна из тех счастливых книг, которые можно читать много раз, извлекая еще что-то новое, соответствующее возрасту, жизненному опыту, настроению» . Книга произвела на мальчика настолько сильное впечатление, что он взял себе имя главного героя в качестве псевдонима: «В школьной стенной газете, в сатирическом отделе ее «Кому что снится», я помещал сокрушительные фельетоны, подписывая их Б. Овод» . Несколько позже, когда Б. Полевой начал печатать свои заметки в «Тверской правде», он не сразу отказался от данного псевдонима в пользу другого – Полевой (настоящая фамилия писателя – Кампов).
Б. Полевой оказался в числе тех, кому посчастливилось лично встретиться с Э. Войнич. Будучи председа¬телем иностранной комиссии Союза писателей, он руководил группой журналистов, которые были отправлены в 1955 г. в Нью-Йорк, где по просьбе Е. Таратута согласился посетить Э. Войнич (он описал визит к писательнице в своих «Американских дневниках»). Затем Б. Полевой около трех лет вел с автором «Овода» переписку, а в апреле 1958 г. снова навестил ее (описание этой встречи он включил в свою книгу «Силуэты» (1974 г.).
Естественно, увлеченность Б. Полевого Оводом не могла не найти отражения в его творчестве, а именно во всемирно известном произведении «Повесть о настоящем человеке» (1946 г.). Это повесть о советском летчике А. Маресьеве (в книге он именуется Мересьев) (1916 – 2001), который в одном из боёв Великой Отечественной войны был тяжело ранен, потерял обе ноги, но благодаря силе воли возвратился в ряды действующих летчиков. В самом произведении роман «Овод» или его главный герой не упоминаются, однако связь между данными произведениями существует. Б. Полевой продолжает цепочку произведений разных авторов, объединенных одной темой – созданием образа сверхсильного человека, способного вдохновлять массы. Хотя попыток создания такого образа в литературе, как мировой, так и российской, немало, однако по степени влияния на массы, популярности среди читателей, а также по идеологическим соображениям в Советском союзе приемником Овода стал Корчагин, приемником Корчагина – Мересьев. Именно поэтому в «Повести о настоящем человеке» упоминается роман «Как закалялась сталь», как в последней упоминался «Овод».
Б. Полевой отдает дань уважения и восхищения Н. Островскому и герою его произведения, но подчеркивает, что пришло время героев новых. Это красноречиво показано в следующем отрывке из повести: «В первый же день после операции Мересьева появилась в палате книжка «Как закалялась сталь». Ее начали читать вслух. Алексей понял, кому адресо¬вано это чтение, но оно мало утешило его. Павла Корчагина он уважал с детства. Это был один из любимых его героев. «Но Корчагин ведь не был летчиком, – думал теперь Алек¬сей. – Разве он знал, что значит «заболеть воздухом»? Ведь Островский писал в постели свои книжки не в те дни, когда все мужчины и многие женщины страны воюют, когда даже сопливые мальчишки, став на ящики, так как у них не хвата¬ет роста для работы на станке, точат снаряды». Словом, книжка в данном случае успеха не имела» .
Про то, что Б. Полевой своей повестью продолжил традицию, заложенную Э. Войнич, и сделал это успешно, ярко свидетельствуют следующие слова Ю. Гагарина: «Мне нравился фильм «Повесть о настоящем человеке», сделанный по книге Бориса Полевого. Я смотрел его несколько раз и книгу тоже прочитал не один раз. Хорошо в ней показана сила духа советского человека… Я частенько прикидывал про себя, как бы поступал, доведись мне попасть в такой же переплет, как Маресьеву. С детства я любил образ Овода, созданного Этель Лилиан Войнич в одноименном романе. Это был любимый герой мальчишек… Я любил Овода, но Маресьева полюбил сильнее. Он был моим современником, жил вместе с нами на одной земле, и мне хотелось встретиться с ним, пожать его мужественную руку» .
Интересно, что Э. Войнич была знакома не только с «Повестью о настоящем человеке», но и с прототипом главного героя произведения, с которым она вела переписку, о чем свидетельствуют ее слова в письме к Б. Полевому: «Высокая честь для меня личное письмо от Алексея Маресьева. Я, помнится, обещала ему написать о впечатлении, которое произвела на меня ваша книга о нем, и, я надеюсь, он простит мне, что я не выполняю своего обещания в этом письме» .
Все три образа – Овод, Корчагин, Мересьев выполняли в системе советской идеологии одну и ту же задачу – служили примером для подражания для масс, именно с этой целью популяризировались, были включены в учебные программы и т. д. Роман «Овод» выполнял ведущую роль в пропаганде в начала XX в., когда главной задачей было свершение революции. При этом образ Артура интерпретировался в ряде случаев искаженно, поскольку в романе заложены гораздо более сложные идеи, нежели требовалось в тот период. В середине 1930-х гг. на смену Оводу пришел Корчагин: революция уже свершилась, ее основные задачи были выполнены, и наступило время, когда основная потребность общества заключалась не в бунтарстве, а в ежедневном труде на благо советского режима, в его укреплении и защите. Роман был рассчитан на тех, кто имел возможность сравнить жизнь до и после Октябрьской революции и убедиться в достоинствах последней.
После Великой Отечественной войны социальный заказ на формирование образа сверхгероя снова эволюционирует. Мересьев олицетворяет героя, благодаря которому Советский союз выиграл войну. Он человек всецело советский, рожденный почти одновременно с Революцией, воспитанный на правильных основах. Его выдающиеся качества, его подвиг – результат воспитания в Советской стране. Если Овод погибает, не дождавшись победы дела своей жизни, Корчагин достигает цели и являет собой своеобразный переход от прошлого к настоящему, то Мересьев – целиком в настоящем, все его заслуги являются результатом рождения и воспитания именно в Советском Союзе.
Этих трех героев объединяет и принцип достижения величия, становления через испытания и страдания. И важно, что эти испытания и страдания не индивидуальны, они типичны для всего народа. Именно поэтому данные персонажи стали близки основной массе читателей, именно поэтому они могли служить примером и вдохновлять на подвиги многих.



Все статьи автора «SSM»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: